Олег Турлак

Примечание редактора: настоящая статья является ответом на статью Петра Мицкевича "Проблемы, которые я вижу в богословском образовании ", Вестник служений и церквей "Запад-Восток", № 12 (Осень 2004).

Петр Мицкевич, вице-президент Российского Союза евангельских христиан-баптистов, описал ряд важных проблем, существующих в современном богословском образовании. В его статье содержится немало ценной информации, но я предлагаю взглянуть на эти проблемы с несколько иной точки зрения.

Богословское образование и новообращенные

Д-р П. Мицкевич утверждает, что новообращенных нельзя допускать к обучению в семинариях, поскольку они недостаточно созрели духовно. Однако же некоторые школы устанавливают более приемлемые правила приема. Например, Теолого- Педагогический Колледж (Кишинев, Молдова) и Одесская баптистская семинария выдвигают следующее требование: абитуриенты должны на момент поступления иметь двухлетний стаж членства в поместной евангельской церкви, а С.-Петербургский Христианский Университет добавляет: поступающий должен иметь двухлетний стаж активного служения в поместной церкви.

Также нужно сказать следующее. По причине массовой иммиграции христиан из России на Запад, новообращенным нужно вставать на их место, а богословское обучение жизненно необходимо для того, чтобы руководство церкви было продуктивным, а богословие - здравым. Семинариям нужно работать с молодыми людьми, которые хотят учиться, и преданы служению своей родине. Семинариям нужно адаптировать свои программы к нуждам и требованиям нового поколения студентов.

Академическое обучение и участие в служении

Петр Мицкевич утверждает, что в семинарии приходит все меньше хорошо подготовленных абитуриентов. Вполне очевиден тот факт, что качество образования во многих российских общественных школах снижается. Коррупция и экономический кризис во многом повлияли на то, что студенты, особенно приезжающие из провинции, не имеют хорошего образования. Возможно, семинариям следует пересмотреть и перенаправить свои учебные программы на исправление академических недостатков приезжающих на учебу студентов, уделять больше внимания развитию критического мышления и навыков письменного творчества. Я согласен с тем, что проблема существует, но остается вопрос: "Что мы сделали, чтобы исправить положение?"

Еще одна проблема - разрыв между академическими исследованиями и практическим служением. Русские достаточно часто проводят различие между "умом" и "сердцем". Я полагаю, что богословское обучение должно в равной степени подчеркивать важность формального образования и стремления к служению. Академические исследования в классе должны идти рука об руку с практическим опытом. Я думаю, что семинариям нужно переоценить свою миссию и учебную программу так, чтобы второе поддерживало первое.

Богословское образование и духовные качества

Один из тезисов П. Мицкевича состоит в том, что духовное состояние студентов оставляет желать лучшего. Они приходят без Божьего призвания и не хотят быть миссионерами. Они приходят, чтобы получить ответы на свои вопросы и на долгие годы погружаются в учебу. Но должны ли семинарии учить только тех студентов, у которых есть ясное призвание от Бога участвовать в служении, или семинарии должны быть тем местом, где студенты найдут свое призвание и разовьют его? То, что студенты долго учатся, не нужно считать чем-то непременно негативным. У разных людей разные таланты, и некоторые могут быть более предрасположены к преподавательской и писательской деятельности, а не к пасторскому служению. Дары Духа различны, но каждый из них необходим Телу Христову (1 Коринфянам 12:5-11). Одна из главных проблем богословского образования в бывшем СССР - это недостаточное количество богословской литературы, написанной национальными авторами. Нам нужны те, кто достигнет таких высот в своем образовании, чтобы писать качественные местные учебники для использования в наших учебных заведениях.

Отношение церкви к выпускникам семинарий

П. Мицкевич утверждает, что церкви не посылают студентов на учебу. В большинстве евангельских школ на территории бывшего Советского Союза, насколько я помню, требуются рекомендательные письма от местных церквей и служителей. Почему же утверждается, что церкви студентов не посылают? Достаточно часто церковь принимает в этом процессе довольно пассивное участие, которого ограничивается одним лишь написанием рекомендательного письма для абитуриента. Богословское образование до сих пор не считают необходимым для профессии служителя. Образование вообще часто ассоциируют с атеистическим обучением, через которое прошли многие молодые люди еще в советские времена.

Может быть, этот вопрос нужно было по-другому сформулировать: "Планирует ли церковь возвращение студента после трех или четырех лет обучения, есть ли у церкви представление о том, где такой студент сможет служить?" Многие церкви не обдумывают заранее подобные вопросы. Хуже того, некоторые церкви направляют отдельных молодых людей в семинарии из-за того, что они задают слишком много вопросов и могут стать источником неприятностей для пастора.

Автор статьи также утверждает, что церкви не принимают выпускников по причине перемен в их богословии. Семинария - место перемен. И совсем не обязательно, что в семинарии богословие человека поменяется совершенно. Наоборот, именно там человек попадает в культуру, в которой он учится критически мыслить, отвечая на вопросы богословского и практического характера, стоящие перед евангельскими церквями. Часто в семинарской обстановке у человека происходят небольшие богословские перемены. На самом деле меняется угол зрения, под которым человек

рассматривает богословие, церковные традиции и методы ведения служения. Вопрос в том, как нужно употреблять слово "богословие". Если этим словом выражается набор основных доктринальных верований, которого придерживается студент, то в этом смысле в умах и сердцах студентов происходят только незначительные изменения. Если мы вкладываем в это слово инклюзивный смысл, то есть богословие означает набор основных верований плюс традиции местной церкви и способы ведения служения, тогда да, можно ожидать больших изменений. Но даже тогда нельзя считать, что такие изменения - плохо. Достаточно часто выпускники возвращаются с новым видением для местной церкви, и если руководство церквей их поддержит, такое видение может привести к большому росту церкви и оказать неоценимую помощь в евангелизации.

Церковь и академическое знание

Мицкевич полагает, что семинарский опыт слишком академичен, студенты стараются подражать профессорам и руководителям семинарии, а не местным пасторам. Ситуацию можно исправить, если пасторы будут принимать участие в жизни семинарий, если служители будут регулярно встречаться с профессорами, администраторами и студентами из своих церквей. Также помогло бы участие преподавательского состава в жизни местных церквей. Большинство преподавателей Теолого-Педагогического Колледжа в Кишиневе, Молдова, участвуют в жизни местных церквей. Студенты видят их в классах на неделе и на кафедре по воскресеньям. Этот подход создает позитивную связь между церковью и академией, между пастором и профессором.

Обучение на Западе

Мицкевич говорит, что студенты поступают в семинарии, чтобы работать с западными миссионерскими организациями или получить стипендию для обучения в зарубежных школах. Как уже говорилось в данной статье, часто поместные церкви не принимают выпускников семинарий, они не могут дать им зарплату и служение. Нередко работа с миссионерскими организациями - единственный выход для выпускников, там их помощь востребована. Достаточно часто бывшие семинаристы служат в церквях на добровольной основе, а зарабатывают на жизнь работой в миссионерских организациях.

Многие студенты после окончания семинарий на территории бывшего Советского Союза хотят продолжать обучение на Западе. В этом нет ничего удивительного, поскольку в некоторых школах более 50 процентов курсов преподают профессора-иностранцы. Кроме того, в западных школах гораздо больше богословской литературы, чем в семинариях на территории бывшего Советского Союза, а для студентов также важно то, что на западе можно ознакомиться с большим разнообразием мнений и точек зрения.

Сам Петр Мицкевич получил степень Магистра богословия в Далласской Богословской Семинарии. Я уверен, что студенты Московской Баптистской Богословской Семинарии, где он был академическим деканом, равно как и церкви Российского Союза Евангельских христиан-баптистов, извлекли много полезного из образования, полученного им в США. Почему же другие должны быть лишены такой возможности? Вопрос только в том, насколько вероятно, что выпускники западных школ вернутся домой, чтобы участвовать в служении.

Мицкевич также переживает о готовности выпускников служить там, где они нужны. Но руководители церкви не дают информации о том, каким церквям нужны служители. Часто говорит, что "жатвы много, а делателей мало" (Матфея 9:37), но помимо этого никакой информации нет. Возможно, церковным союзам и ассоциациям нужно создавать списки вакансий в церквях и передавать их богословским школам, которые могли бы помочь им в решении этой проблемы. К несчастью, связи между церквями и семинариями на территории бывшего Советского Союза зачастую оставляют желать лучшего.

Олег Турлак декан заочных программ и преподаватель теологии Теолого-педагогического колледжа, Кишинев, Молдова, а также соискатель степени доктора богословия (область практического служения) Бисон высшей школы богословия Сэмфордского университета, Бирмингем, Алабама.