Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Светлана Солодовник и Никита Соколов

Занятия по риторике в Московской начальной школе "Пересвет" проходят не просто для того, чтобы научить детишек семи-десяти лет искусству выступления перед аудиторией, но также, чтобы заложить "основы христианского мышления и поведения". Это намерение изложено в предисловии к учебнику Введение в храм слова. Его автор - Софья Филипповна Иванова - является одним из основателей этой школы. Государственная школа "Пересвет" - это школа с уклоном в Православие, в программе которой присутствует так называемый "этнографический и культурный компонент". Таким образом, школе разрешено открыто участвовать в "формировании религиозного мышления". Она действует в рамках особой культурной программы, охватывающей около 40 школ и детских садов столицы.

Помимо школ, осваивающих российский "этнографический компонент", есть школы, где изучают татарские, еврейские, армянские, грузинские, литовские или греческие культурные ценности и наследие. Однако «Пересвет» и еще примерно 40 подобных школ - скорее исключение, чем правило. Большинство государственных школ отказались включить в свою программу курс «введение в религию». До последнего времени такая позиция поддерживалась Московским Департаментом образования. Но скоро все может измениться. За последние три года споры по поводу преподавания религии в российских школах раскалились до температуры вулканического взрыва.

Уклон в сторону Православия

Около десяти лет назад, в 1993 году, Министерство образования выпустило постановления, которые разрешали избирательное преподавание в школах религиозных предметов, таких как "Основы Православной культуры". Также разрешалось религиозное наставление, но только по просьбе детей или их родителей и только на факультативной основе. Но прежде чем появилась такая лазейка, миссионеры всевозможных деноминаций и сект - от православных священников до последователей преподобного Муна - поспешили удовлетворить спрос в этой запретной до сей поры области. Однако поток быстро иссяк. Школы отказались сотрудничать с мунитами и другими сомнительными сектами, а православные священники, будучи загружены работой по оживлению своих приходов, стали отказываться от дополнительной нагрузки в школе. Ведь за эту работу не платили, и часто она была не востребована.

В поисках постсоветской идеологии

Идея преподавать детям православную культуру появилась вместе с падением советской системы ценностей. Общество блуждало в идеологическом вакууме, и церковные лидеры предложили ввести систему нравственного воспитания в школах, которая основывалась бы на традиционных культурных и религиозных ценностях России. В некоторых регионах быстро взялись за воплощение этой идеи. Например, в 1997 году в Курской области, где епархию возглавлял митрополит Ювеналий Тарасов, убежденный защитник сильного государства и Русского Православия, курс "Основы Православной культуры" был введен в примерно 300 школах - половине их общего числа в области. Губернатором области в то время был Александр Руцкой, один из убежденных лидеров провалившегося путча 1993 года против Президента Ельцина. Митрополиту удалось убедить светские власти в том, что Православие - не просто религия, а именно та идеология, которая связывает государство и народ воедино.

Добровольное воспитание?

Сегодня, когда российские власти ищут новую "национальную идею", известная формула 1833 года, предложенная министром образования графом Сергеем Уваровым, "Православие, самодержавие и народность", может снова стать актуальной. В официальных заявлениях говорится, что "Основы православной культуры" - предмет добровольный, а это значит, что ученики могут и не приходить на эти занятия. Но в большинстве региональных школ этот предмет включен в обычную общеобразовательную программу, занятия проходят в классное время, а значит, они обязательны для всех учеников.

Не смотря на этот факт, школьные чиновники говорят, что ученики обладают возможностью выбора. Директор школы №28 в Курске, Валерий Негуков, уверен, что все 13 пятиклассников, посещающие занятия по «Православной культуре», делают это совершенно добровольно. Слова начальника подтверждаются и тем, что учеников пятого класса на самом деле вдвое больше, чем тех, кто посещает такие уроки. Тем не менее, не все директора школ столь же добросовестны. "Что значит, хотят они или нет?"- говорит завуч школы в Завостянске, небольшом городке примерно в 100 километрах от Курска. "Если предмет есть в программе, значит должны ходить. Никто их спрашивать не будет".

Сопротивление учителей

Первоначально курс "Основ православной культуры" столкнулся с мощным сопротивлением со стороны учителей. Помимо философских вопросов об отделении церкви от государства, был еще и практический момент - не было ни преподавателей, ни учебников для этого предмета. Православные священнослужители ничем помочь не могли; им самим не хватало учителей даже для своих богословских школ. Оставалось лишь передать преподавание добровольцам, а значит открыть двери школ для энтузиастов-самоучек или беспринципных наемников. "Сегодня,- считает доктор Владимир Меньшиков, программный координатор Православных культурных исследований по Курской области, - учителя остро чувствуют, что детей нужно учить не только математике и русскому языку, но также чему-то 'доброму и правильному'". Альтернативы православной идее "правильного" в сегодняшней России нет; светское общество, потеряв веру в коммунистические идеалы, в постсоветские годы не озаботилось разработкой нравственной системы, основанной на либерально-демократических ценностях.

"Основы Православной культуры" и другие религиозные курсы в настоящее время преподаются примерно в 30 регионах России. В основном, это делается в маленьких городах и деревнях, где помощь местных властей получить намного легче, чем в больших городах. В обеих столицах России религию в большинстве школ видеть не хотят. Таким образом, лишь в 10% из 703 школ С.-Петербурга существуют курсы по истории религии; в Москве эти цифры еще меньше. Этот феномен возник частично из-за позиции местных департаментов образования, которые снова и снова говорят, что не пустят религию в школы. Одним из важных факторов в этом вопросе является огромное этническое разнообразие больших городов. "Все московские школы многонациональны",- говорит заслуженный учитель Москвы Елена Любчева. "В одном классе могут учиться дети украинской, армянской, азербайджанской, татарской, грузинской, иудейской и еще десяти других национальностей. Нельзя считать, что все они захотят изучать православную культуру. А ведь есть и еще вопрос: кто их будет учить? Если это должны быть светские учителя, то где их взять?"

Общественное мнение разделилось

Тем временем, российское общество разделилось по вопросу преподавания религии в школах. В результате многолетнего социологического исследования, предпринятого в период с 1991 по1999 гг. в рамках международного проекта "Религия и ценности после падения коммунизма", под руководством финского исследователя Киммо Каариаинена, выяснилось, что примерно 42% опрошенных поддержали преподавание религии в школе, 13 % предпочли преподавание Православия, 10% посчитали, что школьникам нужно преподавать ту религию, которую выберут их родители, а 15 % были категорически против всякого присутствия религии в школах.

Возможно, в ответ на эту неопределенность в обществе защитники преподавания религии основали движение, которое ежегодно собирается на "Международные Рождественские образовательные чтения", которые организовывают Московская Патриархия, Межрелигиозный совет России и Министерство образования РФ. "Традиционные ценности и идеи Православия являются незыблемым условием благосостояния общества", - заявила Зинаида Ведякова, учитель из Липецка, в своей речи на прошлогодних Чтениях. "Когда дети знакомятся с Основами православной культуры, психологический микроклимат в классной комнате меняется к лучшему; дети более внимательно обдумывают свои поступки".

Оппоненты, тем временем, опасаются, что под видом "основ" и "культуры" детям будут «промывать мозги» проповедями, в школы проникнет клерикализм, а преподаваемые курсы породят религиозные конфликты. "Я атеист, в моей семье никогда не было религиозных людей", - говорит Петр Бизюков из Кемерово. "Я не рассматривают Православную Церковь как основание российской культуры. Хотя бы вспомните, как Церковь гнала Толстого. Я не хочу, чтобы моих детей учили какому-либо вероучению. И я не сомневаюсь, что за всем этим стоят бюрократы и представители Русской Православной Церкви".

Этот спор порой становится таким напряженным, что приводит к митингам, общественным протестам и даже судебным разбирательствам. В 2002 году правозащитники Лев Пономарев и Евгений Ихлов подали в суд на издателей книги Аллы Бородиной Основы православной культуры. Дело до сих пор находится в суде. Истцы утверждают, что учебник политически некорректен, так как, рассказывая о Распятии, поощряет антисемитизм. "Дети воспринимают учебник как абсолютную истину,- говорит Пономарев,- а в данном случае, защищая взгляды Православной Церкви, автор выступает слишком горячо и необъективно". "Из-за отсутствия ясной методики и утвержденных учебников, а также ввиду весьма непоследовательной позиции Министерства образования, которое, как кажется, само для себя не может решить, из чего должен состоять курс, преподавание Основ Православия остается неразумной, дилетантской инициативой", - считает Николай Митрохин, Директор Института религиозных исследований в странах СНГ и Балтии.

Путин: усугубляя неясность

Как если бы всего этого было мало, в спор решил вступить Президент Владимир Путин, хотя четкость его взглядов практически не отличается от позиции Министерства образования. "У нас есть Конституция и российские законы, по которым церковь отделена от государства, равно как и государство от церкви",- заявил В. Путин в феврале этого года, - "В этом отношении не планируется что-либо менять". Окончательное решение о том, преподавать или нет религию в школах, по словам Путина, может быть принято только после широкого общественного обсуждения. Однако месяцем ранее, во время посещения монастыря в канун Рождества, Путин заявил: "Православие является частью нашей культуры. Было бы неправильно проводить четкую границу между культурой и церковью. В нашей стране по закону, конечно, церковь отделена от государства, но в душах и истории наших людей они всегда были и останутся единым целым".

Российские "власть имущие" хотят переделать школы в места идеологизации, а не просвещенного демократического образования. Вместо этого, гарантии свободы образования должны основываться на желании самих граждан поставить школу на службу интересам общества, а не государственной власти.

Светлана Солодовник - редактор политического и религиозного раздела Еженедельного журнала, Москва,. Никита Соколов - редактор журнала Отечественные записки, Москва.

Печатается с сокращениями с разрешения издания Русская Жизнь (Май/Июнь 2004): 32-41.