Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Роман Лункин

Харизматические церкви, которые появились в России в первой половине 1990-х годов, представляют собой совершенно новый феномен религиозной жизни постсоветского общества. Они отличаются от пятидесятнических общин, основанных еще в советскую эпоху, своей уникальной молодежной культурой, стремлением создавать и применять новые методы миссионерского и социального служения, а также готовностью выражать свое мнение по различным социальным и политическим вопросам. По причине высокой миссионерской активности харизматов, птядесятнические/харизматические деноминации в сумме являются самой большой и наиболее активно растущей частью протестантского движения России.

Происхождение: из незарегистрированных пятидесятников

Русская харизматическая идеология появилась из среды консервативного пятидесятничества. Многие харизматические епископы вышли из незарегистрированных братств, которые были самыми последовательными борцами против религиозных ограничений советского законодательства. Также как и незарегистрированные пятидесятники, последователи Ивана Федотова, епископа Объединенной Церкви Христиан веры Евангельской (ХВЕ), стали непримиримыми врагами советской власти, отвергая государственную регистрацию. В то же самое время, более молодое поколение последователей Федотова (будущие харизматы) ревностно взялось за миссионерскую деятельность в конце 1980-х и начале 1990-х. В большинстве своем проповедники и епископы новых харизматских церквей, основанных в 1990-е гг., были сыновьями тех пасторов, которые служили в незарегистрированных пятидесятнических церквях.

Многие подпольные харизматические церкви и группы берут свое начало в поздних 1970-х и ранних 1980-х гг, в эпоху брежневского "застоя". Одной московской церковью, которая состояла в Союзе Федотова, руководил Владимир Говорушко, уроженец западной части Белоруссии. Свободный стиль проповеди Говорушко свидетельствовал о том, что на самом деле он возглавлял харизматическую общину – так утверждает Павел Савельев, бывший член той церкви, ставший сейчас директором Ассоциации ХВЕ "Харизма". В 1980-е годы Западные миссионерские организации, работавшие в Западной Украине и Белоруссии, при помощи своих миссионеров и распространения литературы во многом поспособствовали развитию харизматического движения, как в этих регионах, так и в России. Ассамблея Бога из США также проводила свою евангелизационную работу в западных регионах, а Ассоциация Божьих Общин издавала пятидесятническую литературу на русском и украинском языках (В.И. Лешан, Лики христианского сектантства, Киев, 1988, стр. 75). Пятидесятнические богослужения с поклонением в свободном харизматическом стиле впервые начались в 1970-е в Балтийских республиках Советского Союза. В начале 1970-х харизматические богослужения проходили в старинной церкви Олевисте в Таллине, Эстония. Этот средневековый собор, где по очереди проводили богослужения католики, лютеране, а потом и баптисты, притягивал верующих со всей России. Однако в 1979 году власти запретили харизматические богослужения в церкви Олевисте.

В конце 1970-х в Советском Союзе достаточно крупные харизматические церкви существовали в Таллине, Риге, Ровно, и Гатчине, возле Ленинграда. В 1980-х пятидесятники под руководством епископа Федотова выступили с поддержкой харизматов, так как те, подобно «федотовцам», категорически отказывались от государственной регистрации, кроме этого последователи Федотова приветствовали харизматические пробуждения, дары и откровения.

Различия между пятидесятниками и харизматами

После распада Советского Союза, когда церкви получили свободу проповеди и возможность заниматься социальной деятельностью, традиционные консервативные пятидесятники и харизматы разделились. Тем не менее, обе эти группы придерживались основных протестантских доктрин, таких как крещение Духом Святым и говорение на иных языках. В сегодняшней России можно выявить три пятидесятнические/харизматические течения: традиционные пятидесятники, появившиеся в советский период и соблюдающие строгий кодекс поведения; менее строгие консервативные пятидесятники, приемлющие более эмоциональные формы богослужения; и харизматы, с готовностью принимающие новые откровения от руководителей церкви и эмоциональные формы богослужения.

Хотя и пятидесятники, и харизматы практикуют дары исцеления, пророчества и откровения, присутствие этих вещей в богослужении все-таки отличается. Например, в отличие от традиционных и консервативных пятидесятников, харизматы могут проводить исцеления сразу целого стадиона, когда множество жаждущих исцеления людей выходят на сцену. Харизматы также ожидают излияния даров пророчества и исцеления на каждом богослужении. Вместе с тем харизматы, в отличие от пятидесятников, обычно придерживаются более эмоционального, контрастного стиля проповеди, когда приветствуется яркая реакция аудитории – плач, смех, крики. Напротив, традиционное и консервативное пятидесятническое богослужение более сдержанное.

Западное влияние

В 1990-х гг. широкую популярность приобрели книги таких пятидесятнических атворов, как Кэтрин Кульман, Кеннет Хейгин и Рик Джоинер, одновременно с этим, огромные стадионы слушателей собирали такие харизматические евангелисты, как Ульф Экман из Швеции и Бенни Хинн из США. Под влиянием западного пятидесятничества, подавляющее большинство русских харизматов стало проповедовать «богословие процветания». Тогда как пятидесятники учат, что крещение Духом Святым приносит благословения, доктрина процветания, проповедуемая многими харизматами, утверждает, что новообращенные могут с уверенностью ожидать, что "Господь освободит их от болезней, даст деньги и решит все личные проблемы". В 1990-х во время массовых харизматических евангелизаций на стадионах и в больших культурных центрах было характерно обещание быстрых результатов и максимального успеха. Поспешность в создании всероссийского союза харизматических общин нередко приводила к крайнему упрощению пятидесятнического и харизматского вероучения. Особое значение придавалось скорейшему основанию максимального количества церквей, для чего западные миссионеры использовали российских и украинских помощников – недавних студентов американских и скандинавских библейских школ. Часто заграничные пятидесятники и харизматы платили зарплату новообращенным, чтобы те вели миссионерскую и пасторскую работу. Однако финансовая помощь далеко не всегда приводила к основанию сильных церквей.

Боб Вейнер, уроженец Одессы, Украина, получивший американское гражданство, будучи директором колледжа "Маранафа" в Уотертауне, штат Висконсин, впервые приехал в Россию в 1987 году. Павел Савельев, пастор харизматической церкви "Роса", рассказывает о своей первой встрече с Вейнером так: "Он открыл карту России, обвел маркером все города России и сказал, что мы пойдем в каждый из них". В период с 1991 по 1993 гг. Вейнер проводил конференции пробуждения для верующих со всей России. В то же самое время, он принимал активное участие в основании харизматических церквей "Новое поколение". Возглавил движение «Новое поколение» Алексей Ледяев, пастор большой и богатой церкви "Новое поколение" в Риге, Латвия, чьи книги стали обязательным чтением для многих российских харизматических пасторов.

Рост харизматических ассоциаций

На территории бывшего Советского Союза существует три главных приовозвестника харизматической доктрины процветания, это: «Церковь Новое Поколение» Алексея Ледяева, «Церковь Слово Жизни» со шведским евангелистом Ульфом Экманов во главе и Церковь «Посольство Божье» в Киеве, Украина, возглавляемая нигерийцем Сандеем Аделаждей. Есть и другие ассоциации российских харизматических церквей, появившиеся в 1990-х, это: движение «Церковь Голгофа», основанное американской организацией Calvary International; движение «Часовня на Голгофе», началось благодаря американской Calvary Chapel; Ассоциация Глобальной Стратегии, которая началась с трех харизматических церквей, основанных западными миссионерами в Иваново, Костроме и Нижнем Новгороде; Ассоциация «Церкви Веры», в которую входят церкви «Слово Жизни», под началом миссионера Ишоела Маац-Ула, последователя Ульфа Экмана; Церковь «Благая Весть» под руководством Рика Ренера и церкви «Виноградник». Все эти движения живут под покровительством Российской Ассоциации Христиан Веры Евангельской, которой руководит Сергей Ряховский.

Харизматическое восхождение

К концу 1990-х харизматический стиль богослужения и богословие «здоровья и богатства» взяло в России верх над более традиционным пятидесятничеством. В частности, обещание разнообразных «даров» подкупало прихожан, которые, в основном, жили бедно. В 1999 году в умеренно-консервативном Союзе Христиан Веры Евангельской (СХВЕ) группа старших пресвитеров выступила против назначения на ключевые посты в СХВЕ пасторов больших харизматических церквей. В ответ на это руководство Союза сформировало согласительную комиссию и открыто выразило неприятие таких харизматических нововведений, как рукоположение женщин и подчеркнутую эмоциональность в богослужении, включая «святой смех», «святой гнев» и «заклание в духе» участников богослужения (когда они падают на пол).

Преодоление Закона о религии 1997 года

Харизматы стали членами СХВЕ вследствие жестких ограничений Закона о религии 1997 года, членство в централизованной религиозной структуре давало харизматическим общинам возможность получить государственную регистрацию, проводить богослужения в арендованных помещениях и приглашать западных миссионеров. По Закону 1997 года община могла получить юридический статус, только если она просуществовала 15 лет или принадлежит к централизованной ассоциации церквей.

Российская Объединенная Ассоциация ХВЕ (РОА ХВЕ), основанная в 1998 года после принятия жесткого Закона о религии 1997 году, помогает большому количеству независимых харизматических церквей поддерживать юридический статус. Ключевой фигурой в этом «защитном зонтике» был и остается пастор Сергей Ряховский из Ассоциации «Церковь Божья». РОА ХВЕ – это федерация организаций, которые, оставаясь независимыми, тем не менее, соединены административно и имеют общую харизматическую теологию. РОА ХВЕ - первая и самая большая харизматическая ассоциация, представляющая растущее харизматическое движение.

Консервативные и умеренные пятидесятники традиционно оставались вне политики. Напротив, Сергей Ряховский достаточно ясно говорит о своей верности Президенту Владимиру Путину, поддерживает демократические реформы и осуждает терроризм. Этими иногда противоречивыми общественными взглядами руководители РОА ХВЕ надеются помочь пятидесятничеству стать полноценной частью гражданского общества, преодолеть предрассудки властей и рассеять социальный стереотип, что пятидесятники – сектанты и «низший класс».

Харизматическая Ассоциация Христианских Церквей «Союз Христиан», возглавляемая Игорем Никитиным со штаб-квартирой в С.-Петербурге, является еще одной большой харизматической группой. Ее характерные черты – значительные культурные и образовательные проекты. Подобно РОА ХВЕ, ассоциация Никитина не является высоко централизованным образованием: там нет региональных епископов, а отдельные церкви часто сочетают членство в этой ассоциации с участием в других пятидесятнических объединениях. В приоритеты «Союза христиан» входит развитие христианских СМИ и разностороннее обучение пасторов, включая изучение гуманитарных наук. Никитин и другие руководящие пасторы уверены в том, что протестантизм и пятидесятничество глубоко укоренены в российской духовной истории, что объясняет искренний интерес Ассоциации к истории и опыту Русской Православной Церкви.

Размывание границ между харизматами и пятидесятниками

Павел Окара возглавляет еще одно межрегиональное харизматическое объединение – Российскую Церковь Христиан Веры Евангельской (РЦ ХВЕ), в прошлом Союз Христиан Веры Евангельской-Пятидесятников. В 1990-х множество независимых харизматических церквей и миссий вошло в эту традиционно консервативную ассоциацию, после чего там возникли серьезные проблемы. Появились разногласия по поводу «новых форм» в богослужении, включая эмоционально-экстатическое прославление и использование рок-музыки. По словам Павла Окары, в последние несколько лет, после того, как пошел на убыль интерес с богословию «здоровья и богатства» напряжение стало стихать. Окара утверждает, что многие харизматы в его ассоциации стали более умеренными, и для них меньшую, чем раньше, роль стали играть такие радикальные харизматические черты, как феномен «благословения Торонто», которое пошло от пробуждения в Торонтской церкви «Виноградник» в 1994 году. Он утверждает, что в РЦ ХВЕ практически невозможно найти различия между харизматами и пятидесятниками, перенявшими «новые формы богослужения».

В Пермскую церковь РЦ ХВЕ «Новый Завет», которая начала свою активную миссионерскую деятельность в 1992-м году, теперь входит около 400 церквей и собраний из Пермской области, Башкирии и Татарстана. Другими заметными региональными организациями в РЦ ХВЕ являются: Ассоциация Церквей республики Карелия (более 50 церквей и собраний), Псковская церковь «Эммануил» (примерно 20 церквей) и Мурманская региональная Ассоциация церквей (более 30 церквей и собраний).

Не-западное влияние

Сегодня на российское харизматическое движение влияют не только американское, но также и латиноамериканское, африканское и южно-корейское пятидесятничество. Например, некоторые российские харизматические пасторы переняли учение «духовной войны» у колумбийских проповедников. Также рост церкви при помощи развития служения «домашних групп» - метод, популяризованный южно-корейским пастором полного евангелия Йонги Чо, стал довольно популярен и в России. Более того, многие пятидесятники харизматических взглядов стали горячими патриотами, что немало удивляет. Они открыто выражают свои политические взгляды и одновременно поддерживают как государственную власть, так и движение демократических реформ.

Роман Лункин является научным сотрудником Института Философии Российской Академии Наук, Москва. Он также входит в исследовательскую группу Кестонского Института, работающую над изданием Энциклопедии современной религиозной жизни в России.