Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Скотт Клингсмит

(Scott Klingsmith, “Hungarian Missionary Sending Efforts.”)

Примечание редактора: в последующих выпусках Вестника служений и церквей «Восток- Запад» будет представлено подробное исследование того, как христиане Центральной и Восточной Европы вносят свой вклад в развитие миссионерского движения. Это будут выдержки из докторской диссертации Скотта Клингсмита «Факторы подъема миссионерского движения в Восточной и Центральной Европе», которую он защитил в Международном университете Тринити, в 2002 и любезно разрешил воспроизвести в Вестнике. Помимо тщательного анализа литературы, автор основывается на данных проведенных им самим 44 интервью, в которых участвовало 50 респондентов из четырех стран. Первое из этой серии исследований, публикуемое в данном номере Вестника, рассматривает совместные усилия Венгерской реформатской и лютеранской церквей, оказывающих спонсорскую поддержку миссионерской паре в Индии, а также предлагает пищу для размышлений своей критикой тактики миссионерства здесь и на Западе. Другие исследования, которые будут опубликованы в последующих выпусках Вестника, расскажут харизматической церкви в Тимишоаре, Румыния, которая спонсирует две миссионерские семьи в Албании, польскую Библейскую миссионерскую ассоциацию, направляющую миссионеров в Центральную Азию и другие регионы, и румынскую Международную миссию – широкое партнерство миссионерских организаций, деноминаций, церквей и учебных центров, посылающую миссионеров в самые разные части света. Качественно новое исследование Скотта Кингсмита заслуживает серьезного внимания каждого, кого интересует развитие церквей и миссий в Центральной и Восточной Европе. Пожалуйста, обратите внимание, что статистические данные относятся к 2000-2002 гг.

Не раз за свою историю протестанты Восточной Европы становились миссионерами. В период между двумя мировыми войнами у румынских баптистов была своя миссионерская организация, а венгерские христиане становились миссионерами Южной баптистской конвенции США (ЮБК), а также немецкой миссии Liebenzeller. В наше время миссия «Новая жизнь» (Campus Crusade for Christ) Обетование миру (Operation Mobilization) и Молодежь с миссией (Youth with a Mission) ведут очень активную работу во многих, если не во всех, странах Центральной и Восточной Европы. В некоторых случаях, главным образом это относится к «Новой жизни», национальные сотрудники также направляются с миссией в другие страны на длительное время. Сотни молодых людей тем или иным образом уже были вовлечены в международные краткосрочные миссии через организации Обетование миру или Молодежь с миссией. «Пионеры Европы» недавно присоединили и Словакию, разместив свою штаб-квартиру в Будапеште. В настоящее время в этой организации 23 миссионера, многие из которых из Восточной Европы. Кроме этого, с 1990-х гг. местные церкви стали также участвовать в деле организации миссионерских групп.

Миссионерская деятельность в Венгрии до 1989 г.

Наиболее известная венгерская миссионерка – это Мария Молнар, убитая японцами на Адмиральских островах в 1943 г. Множество других миссионеров реформатской церкви участвовало в миссиях других организаций. В 1950-е гг. в Венгрии, когда любая миссионерская деятельность была запрещена, а деньги нельзя было вывозить из страны, женщины из Лютеранского миссионерского общества делали поделки, которые затем продавались на Западе, чтобы миссионеры могли получать финансовую поддержку. В годы социалистического правления в 1974 г. две семьи миссионеров выехали в Кению по соглашению между реформатской церковью Кении и реформатской церковью Венгрии. Один из мужчин был теологом и профессором теологического факультета. Другой – инженером. Некоторые относились к ним с подозрением, не понимая, как мог в 1974 г. уроженец Венгрии официально стать миссионером. Тем не менее, их отправка стала важной вехой, показавшей венгерской церкви, что она также может играть важную роль в мировом сообществе.

В середине 1980-х, после того, как произошло некоторое ослабление государственного давления, семья Балинт отправилась на шесть лет в Зимбабве в качестве технических экспертов от Лютеранской всемирной федерации. Их работа в Зимбабве не была непосредственно связана с миссионерством, однако, члены Федерации относились к ним, как к «настоящим миссионерам». После революции 1989 г. они переехали в Папуа Новую Гвинею для помощи в строительстве дорог и мостов. Их направило трехсторонне партнерство Баварской лютеранской церкви, Лютеранской церкви Папуа Новой Гвинеи и Венгерской лютеранской церкви. Хотя сами они венгры, финансовую помощь им главным образом предоставляет Германия.

Рост интереса к миссиям в Венгрии

Интерес к миссионерству в исторических церквях Венгрии постоянно растет. На курс по миссионерскому ориентированию Реформатского университета Гаспара Кароли в 2000 г. записалось 28 студентов. Реформатская церковь организовала также несколько программ по подготовке миссионеров. В пяти венгерских теологических семинарий и университетах курс миссиологии изучает примерно 100 студентов. Миссионеры церквей основного направления служат (или служили) в таких организациях, как Виклифовское общество перевода Библии (WBT), Обетование миру (ОМ), Liebenzell и Neuendettelsau в странах Центральной Азии, Эквадоре, Перу, Испании, Украине, Китае и на корабле ОМ «Дулос». На день миссий лютеранской церкви на западе Венгрии прибыло около 400 участников. 35 студентов реформатских семинарий участвовало в краткосрочных миссиях в Румынию и Украину в 2001.

Анн-Мари Коол – катализатор миссионерского движения

Несомненно, наиболее влиятельной фигурой межкультурного миссионерского движения в Венгрии (во всяком случае, среди представителей исторических церквей) является миссионер реформатской церкви из Нидерландов Анн-Мари Коол. Впервые она приехала в Венгрию в 1980-е гг. с миссией Международного сообщества евангельских студентов (IFES). Чтобы получить визу, она выступила в качестве студентки и стала собирать данные для своей докторской диссертации по истории миссий Венгерской реформатской церкви. Хотя ей не раз говорили, что материалов по этой теме совсем мало, ее исследование дало больше результатов, чем кто-либо мог ожидать, вылившись в докторскую диссертацию, объемом более 1000 печатных страниц. Практически все без исключения респонденты сказали, что ее книга очень сильно подхлестнула их интерес к миссионерской деятельности. Исследование двухсотлетней истории миссионерского движения в Венгрии, проведенное Анн-Мари Коол, помогло венграм увидеть, что они могут еще раз повторить свои прошлые достижения.

Еще одна область, где Анн-Мари Коол оказала очень большое влияние – это создание Протестантского института изучения миссий – официальной церковной программы, в которой предоставлено множество курсов, связанных с миссионерством. Институт также оказывает спонсорскую поддержку различным консультационным службам, которые занимаются такими проблемами, как служение в больших городах, служение среди цыган и т.п. Созданный по рекомендации профессора Реформатской семинарии, после консультаций с церковными и миссионерскими руководителями Реформатской миссионерской лиги Голландии, Протестантский институт ныне является признанным центром миссионерской жизни исторических церквей Венгрии, и даже, в определенном смысле, свободных церквей Венгрии. Коол также является профессором нескольких государственных университетов Венгрии, где у нее появилась возможность представить свои евангельские взгляды. Третьей сферой деятельности Коол обязана своей исключительной способности соединять между собой людей. Например, когда Виклифовское общество собиралось начать работу в Венгрии, сотрудники Нидерландского Виклифовского общества обратились за помощью именно к Анн-Мари. Она познакомила их с множеством влиятельных деятелей церквей, в том числе с профессорами по исследованию миссий, главными пасторами и сочувствующими епископами.

Янош Бутоси – катализатор миссионерского движения

Яношу Бутоси принадлежит заслуга возрождения миссионерского видения в Венгрии. Будучи молодым пастором и евангелистом, он вел очень активную деятельность во время духовного возрождения Венгрии после Второй мировой войны. В 1948 г. он был направлен в Западную Европу для изучения природы духовных пробуждений, но затем был лишен возможности вернуться в страну. Он перебрался в Соединенные Штаты, защитил докторскую диссертацию и стал епископом Венгерской реформатской церкви. В 1990 г. один из венгерских епископов пригласил его вернуться в Венгрию, чтобы преподавать миссиологию в Реформатской семинарии в Дебрецене, где была восстановлена кафедра изучения миссионерства и экуменизма. По словам епископа Больски: «его главной задачей и главной мыслью были миссии, миссии, миссии». Он был одним из научных руководителей Коол во время написания ею докторской диссертации, а также председателем совета учредителей Протестантского института изучения миссий. Бутоси поощрял в молодых людях интерес к изучению миссий и личному участию в них. Он пропагандировал исследование и изучение миссий, но всегда при этом подчеркивал, что миссионерство представляет собой главную задачу церкви. На него большое влияние оказала книга Дэвида Боша Миссии, изменяющие мир (Transforming Missions), и он мог на высоком академическом уровне общаться с руководителями церкви и богословских заведений. Будучи профессором в Дебрецене, он имел возможность оказать влияние на целое поколение молодых пасторов Реформатской церкви. Поскольку он также являлся председателем совета Протестантского института миссий, лидеры церкви были вынуждены считаться и самим Институтом.

Венгерские миссионеры в Индии

В 1999 г. венгерские реформатская и лютеранская церкви направили молодую пару – Андраша и Аргелику Йо – на служение в качестве школьных учителей в международную школу в Кадайканал, Индия, где они ведут уроки религиоведения, истории религий мира и основам нравственных ценностей. Андраш является прихожанином венгерской реформатской церкви, а его жена Ангелика – лютеранка. Оба они изучали теологию, он – в реформатской семинарии, она – в лютеранской. Кроме того, они вместе прошли изучение курса английского языка в Реформатском университете Будапешта. В октябре 1998 г. они познакомились с американским миссионером Дэвидом Зомером, преподававшим на кафедре английского языка этого университета. Примерно в это же время они повстречали Анн-Мари Коол, которая также читала там курс лекций. В январе 1999 г., в последний год их пребывания в университете, они прошли также шестимесячный курс изучения миссий в Протестантском институте миссий в Будапеште, где преподавали и Коол, и Зомер. Затем Зомер нашел для них возможность для служения в школе в Кадайканале и потенциальных спонсоров в Соединенных штатах. Летом 1999 г. Андраш и Ангелика начали свое служение в Индии. Это во многом уникальная миссия, ведь реформатская и лютеранская церкви, которые обычно очень мало общаются между собой, в этом случае смогли пойти на сотрудничество.

Дэвид Зомер – катализатор миссионерского движения

Миссионер Реформатской церкви Америки и преподаватель английского языка в Реформатском университете Будапешта, Дэвид Зомер был учителем семьи Йо и помогал в налаживании контактов между американскими и венгерскими церквями. Когда супруги Йо думали о том, чтобы продолжить свое служение в Индии, он организовал для них помощь со стороны Реформатской церкви Америки, а также договорился с одной из школ Индии. Он руководил несколькими краткосрочными миссиями для студентов семинарий и университетов, главным образом в Румынию.

Миссионерская деятельность и деньги

Практически все, кому задавался этот вопрос, назвали экономику главным препятствием в деле развития миссионерства среди венгерских церквей. Многие считают невероятной ситуацию, когда уроженец Венгрии был бы отправлен на миссионерское служение одной лишь венгерской церковью. В первое время венгерские церкви могут оказывать миссионерам небольшую финансовую поддержку, но в очень скором будущем миссионеры начинают нуждаться в помощи со стороны западных партнеров. Многие церкви еле-еле сами находят деньги на оплату труда пасторов и ремонт церковных помещений. У членов церкви не выработалось привычки регулярного пожертвования на церковные нужды. Пасторы лютеранской церкви говорят, что одна из их главных проблем – это то, что церковь на 90% финансируется государством.

На вопрос о том, является ли дефицит денежных пожертвований следствием реальных экономических проблем или же недостатка церковного видения, обычным ответом было «и того и другого». Недостаток видения обычно называют причиной экономической слабости венгерских церквей, особенно в отношении миссий. Хотя в экономике страны продолжается рост, и многие люди сейчас живут гораздо лучше, чем при коммунистах, их финансовое положение остается непростым. Кроме этого, материализм все больше поглощает умы людей. Многие сейчас строят собственные дома, что требует больших финансовых вложений.

Лютеранская церковь

Долгое время лютеранская церковь принимала участие в различных миссионерских проектах. Например, в течение нескольких лет в 1990-е гг. она поддерживала финскую миссионерку, которая жила во Франции, работая в Марселе с арабскими детьми. Ежегодно они посылали ей около 200 долл. Церковь также смогла собрать примерно 500 долл., чтобы купить Библии для жителей Папуа Новой Гвинеи. Эти проекты дали лютеранской церкви возможность почувствовать себя частью миссионерского движения. В то же время, ее миссионеры в Папуа Новой Гвинее практически полностью спонсируются из Германии. Пастор лютеранской церкви, ответственный за миссионерскую деятельность, рассказывает: «Некоторые церкви вносят небольшие пожертвования, я не говорю, что пожертвований нет совсем. Но я могу привести маленький пример. Вместе с семьей Балинт мы посетили 30 церквей, таким образом мы смогли собрать деньги на авиа перелет для миссионеров. Ничего для работы служения. Это говорит о том, насколько низка наша готовность оказывать финансовую помощь – 30 церквей смогли собрать деньги лишь на билеты на самолет». Этим он хотел сказать, что дело не в том, что церкви не могут дать больше, они не готовы дать больше. «Если в наших церквях начнется духовное возрождение, увеличится и финансовая ответственность». Он не раз говорил о «спящих церквях», которые могли бы дать гораздо больше, если кто-то смог бы их расшевелить. «Это улица с двухсторонним движением, мы не только отдаем, мы и получаем – получаем духовное богатство». Руководитель одной из миссий говорит: «Наша главная проблема – пасторы. Они и так чрезмерно нагружены, поэтому даже слышать не хотят о миссионерстве. Миссии кажутся многим пасторам чем-то совершенно маловажным. Они говорят: это для скандинавов, немцев или американцев, у которых много денег. У нас слишком мало пасторов». Люди, лишенные видения, и церковная бюрократия, затягивающая самые простые процедуры, становятся причиной отсутствия всякой активности.

В 1990 г., непосредственно после революции 1989 г., было воссоздано Лютеранское миссионерское общество, которое было закрыто коммунистами в 1952 г. Во времена коммунистического правления члены этого общества продолжали неофициально пропагандировать интерес к миссионерству, собирая по возможности деньги и призывая к молитве за миссии. Они публиковали самиздатовские статьи, распространяя информацию о миссионерском движении в мире, делясь молитвенными нуждами, а также регулярно встречались в маленьких группах для молитвы за иностранные миссии. Большинство членов Лютеранского миссионерского общества, которым сейчас уже за 70, еще хранят воспоминания о прежних, до-коммунистических, временах. Они понимают, что теперь они уже стары и утратили былое влияние. Молодежь не прислушивается к их мнению, а они не знают, как найти общий язык с молодым поколением.

Лютеранский миссионерский центр, в противоположность Миссионерскому обществу, объединяет главным образом молодых людей. Пастор лютеранской церкви Петер Ганц является его директором. Миссионерский центр ставит перед собой задачи скорее местного характера. Хотя в Центре понимают необходимость участия в международных проектах, его работа сосредоточена главным образом в Венгрии или соседних с ней странах. Центр издает ежемесячный миссионерский журнал и участвует в радио служении. В журнале печатаются статьи об иностранных миссиях, среди которых есть отчеты о служении семей Йо и Балинт. Совместно Лютеранское миссионерское общество и миссионерский центр ежегодно спонсируют пять миссионерских конференций для детей от 10 до 14 лет. В каждом выпуске журнала Misszioi есть материалы для детей. Обе эти организации видят, как важно привить интерес к миссиям молодому поколению.

Реформатская церковь

В Реформатской церкви неоднозначная ситуация в отношении миссий. Большинство людей все еще относятся к миссионерскому отделу с большим подозрением, так как долгое время коммунисты использовали его для того, чтобы контролировать церковь. Хотя он давно уже не исполняет этих функций, старые стереотипы забываются с большим трудом. Кроме этого, из-за такого наследия прошлого сохраняется предубеждение против духовенства вообще. Говорят, что директор по делам миссий так отзывался об отправке супругов Йо в Индию: «мы не можем отправить его (Андраша), он не служитель церкви». Но очевидно, что эти возражения не смогли стать препятствием для их отправки.

Миссионерский отдел Реформатской церкви в настоящее время занят практически полностью только внутренними проектами в Венгрии. Он спонсирует реабилитационные центры для наркоманов, центр для детей-инвалидов и реформатские школы. Внутри реформатской церкви нет никакой официальной команды миссионеров, которая занималась бы зарубежными миссиями. Уже два или три года внутри реформатской церкви идет агитация за создание здесь собственной миссионерской структуры, и перспективы такого развития очень неплохие, но процесс идет крайне медленно. Епископ реформатской церкви видит нужду в создании подобной организации, но пока что ничего не делает в этой области. В связи с этим возник вопрос: «Что должен сделать тот, кто хочет стать миссионером, чтобы быть отправленным на миссионерское поприще?» Ответ на него никто не знает. Было выдвинуто множество идей, но ясности в политике и практике так и не появилось. Некоторые утверждают, что для этого пришлось бы связаться с какой-либо организацией за рубежом – в Германии, Финляндии или Швеции.

Рука помощи

Церкви, главным образом, обращаются к Протестантскому институту по изучению миссий за помощью и консультациями. В Институте есть опытные миссионеры, имеющие контакты за рубежом. Церкви чувствуют, что сотрудники Института по изучению миссий обладают большим потенциалом и средствами для решения всех вопросов, связанных с отправкой миссионеров. Зомер, например, взял на себя распространение молитвенных писем семьи Йо, хотя Лютеранский миссионерский центр также старался помочь в этом, и их письма печатались в нескольких номерах журнала Misszioi. Он также занимался составлением расписания их встреч в течение нескольких недель пребывания семьи Йо в Венгрии после годичного служения в Индии. В отношении этого вопроса у Зомера и Коол возникли разногласия. Коол хотела, чтобы венгры учились справляться с подобными задачами самостоятельно, а Зомер просто увидел, что нужна помощь, и практически все сделал сам. При этом следует признать, что Зомер также стремится к тому, чтобы венгры научились сами решать проблемы и заботиться о своих миссионерах.

Миссии преодолевают препятствия

Конечно же, наступление религиозной и политической свободы не могло автоматически принести с собой перемены в менталитете и отношении к миру. Последствия 50-летнего правления коммунистов можно ясно видеть в старых стереотипах в отношении к миссионерству. Ограничения, налагавшиеся на все виды миссионерской деятельности как внутри страны, так и за ее пределами, и в наши дни препятствуют христианам видеть то, что творится за стенами их церквей. В коммунистическую эру миссионерство никак не выделялось из другой деятельности церкви и не имело внешнего проявления. Вот что говорит об этом пастор одной лютеранской церкви: «Мы пережили тяжелые десятилетия. Сорок лет диктатуры. Слово «миссия» было практически запрещено. Пять лет я изучал богословие в Будапеште, но у меня никогда не было предмета миссиология или история миссий. Официальная идеология гласила: «Церковь должна постепенно изжить себя. Вы можете делать кое-что внутри церкви – вести богослужения, например, но за ее пределами вы не имеете права вести никакой деятельности»». В умах некоторых людей до сих пор живут пережитки подобной пропаганды.

Некоторые христиане неправильно понимают слово «миссия», воспринимая его либо как политическую акцию (какой была бомбардировка Сербии силами НАТО), либо в контексте действий западных миссионерских организаций в Венгрии. «Люди думают, что мы хотим добиться чего-то силой. Это слово слишком часто использовалось неправильно». Большинство людей воспринимают миссионерство как работу среди этнических венгров за границей. Одна точка зрения звучит так: «Мы должны помогать венграм во всем мире, особенно венгерским меньшинствам в соседних странах –

Румынии, Словакии, Сербии и Украине». Противоположное мнение заключается в том, что для ведения миссионерской деятельности христианам не нужно далеко уезжать из дома. Оно звучит так: «Возможно, мы не сможем уехать далеко, так почему бы нам не проповедовать румынам, словакам, боснийцам, албанцами или цыганам?» Приверженцы такой точки зрения указывают на наличие в Венгрии «скрытых» национальных меньшинств, среди которых есть цыгане, евреи, арабы и китайцы. Другие призывают к изменению парадигмы: миссия – это пересечение не только географических границ, но и культурных различий. Коол не устает напоминать своим венгерским друзьям: «Миссии существуют не только для венгерского, но для других народов. Нам необходимо читать Библию, думая при этом о множестве различных национальностей. В Матф. 28 дано не только повеление крестить, но и идти с Евангелием во все концы мира».

Негативное отношение к западным миссионерам

Большинство респондентов выразили отрицательное отношение к наплыву западных, в особенности американских, евангельских миссионеров, в последние десять лет, несмотря на столь значительную роль, которую сыграли два западных миссионера в развитии миссионерского движения в Венгрии. Это отношение, похоже, не обусловлено этноцентризмом или предубеждением против жителей Запада, к которым в принципе венгры относятся очень хорошо. Это скорее связано с тем, как ведут себя западные миссионеры. Недавно прибывшие в страну проповедники выглядят совершенно неподготовленными, они не признают законные права исторических церквей и не вступают в контакт с уже существующими здесь общинами и христианами. Пастор одной лютеранской церкви говорит так: «Многие западные миссии приезжают без всякой подготовки. Они не знают венгерского языка. Они ведут себя так, словно им нужно все начинать с нуля». Церкви озабочены проблемой прозелитизма. Епископ Реформатской церкви выразил определенное сочувствие православным церквям Румынии и России, которые часто жалуются на присутствие евангельских миссионеров, которые обращают в веру тех, кого эти церкви считают христианами: «Присутствие здесь этих людей вызывает большие затруднения». Исторические церкви Венгрии недовольны в поведении евангелистов тем, что Мирослав Вольф назвал «ловлей рыбы в чужом пруду». Они считают, что члены их церквей должны полностью отгородиться от евангеликов, даже если эти члены совершенно неактивны.

Заключение

Почему Андраш и Анжелика Йо поехали в Индию? Во-первых, несколько известных людей начали говорить о миссионерстве, пропагандируя эту идею во влиятельных кругах и создавая программы подготовки миссионеров. Во-вторых, публикация истории венгерских миссий напомнила венгерским христианам о том, что в прошлом их страна и церкви имели большой опыт в деле организации зарубежных миссий. Кроме того, политическая свобода открыла людям возможность путешествовать по миру и реализовать миссионерское видение. И, наконец, первые шаги в финансировании миссий продемонстрировали растущее желание церквей организовывать собственные проекты.

Забота о личном комфорте и реконструкции церковных зданий обычно берет верх над заботой о людях за пределами Венгрии. Тем не менее, молодые, более ориентированные на миссионерство лидеры как лютеранской, так и реформатской церкви, недавно занявшие свои посты, могут резко изменить эту пессимистичную картину в течение последующих нескольких лет. Если наибольший подъем миссионерского движения еще впереди, церквям нужно обновить свое отношение к миссиям, как на местном, так и на международном уровне, а не полагаться лишь на иностранных миссионеров и церковные учебные заведения.

Скотт Клингсмит – миссионер CBI International, Вена, Австрия.

Отредактированный отрывок печатается с разрешения Скотта Клингсмита по тексту «Факторы подъема миссионерского движения в Восточной и Центральной Европе», докторская диссертация, Международный университет Тринити, 2002.