Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

(Judith E. Lingenfelter and Sherwood G. Lingenfelter, “Teaching Cross-Culturally.”)

Примечание редактора: после окончания коммунистической эры большое число западных преподавателей, пасторов и евангелистов отправилось с лекциями и проповедями в семинарии, церкви, на массовые собрания и конференции в государства бывшего СССР. В настоящее время это служение «странствующих проповедников» продолжает набирать силу, главным образом потому, что в более чем ста новых протестантских семинариях малое колличество местных преподавателей с необходимым для этого образованием. Данная статья является продолжением темы, начатой в одном из предыдущих выпусков Вестника служений и церквей «Восток-Запад» статьей Марка Эллиотта «Основные правила для гостей-проповедников, преподавателей и межкультурного общения», 10 (весна 2002). Редакция благодарит опытных педагогов, проведших немало лет за границей, Джудит Лингенфельтер и Шервуда Лингенфельтер за их комментарии и рекомендации, приведенные в данной статье.

«Скрытый» учебный план

Учеба всегда происходит в культурном контексте, поэтому культурную среду, которая окружает процесс обучения, можно называть «скрытым учебным планом». Если воспринимать образование как процесс культурной трансформации, изучение культуры будет являться оболочкой для гораздо меньшего по размерам «официального учебного плана». Этот «скрытый учебный план» можно скорее «уловить», нежели «преподать».

Учителя в роли учеников

Первое правило: в новом культурном контексте учитель сам должен на время превратиться в ученика. Для того, чтобы быть хорошим преподавателем в другой стране, необходимо уметь смотреть на свой предмет с точки зрения иной культуры. Примером этого может послужить мой неудачный опыт на острове Яп в Тихом океане, где мне не удалось дешифровать «скрытый учебный план» во время изучения цветовой гаммы. В первый день я уверенно раздал в классе таблицы цветового спектра и попросил учеников повторять за мной названия цветов на английском языке. Все шло прекрасно, пока дело не дошло до синего и зеленого цветов. Лишь десять лет спустя, прочитав о культурных различиях цветового восприятия, я понял, что же произошло. Тогда я не удосужился спросить, почему мои ученики знали все цвета, кроме синего и зеленого. Теперь я знаю, что у жителей этого маленького островка, со всех сторон окруженного океаном, было слишком много синонимов для обозначения различных оттенков синего и зеленого, без которых им было бы трудно объясняться в своей повседневной жизни.

Преподавание в рамках другой культуры требует от нас умения мыслить вне контекста собственной культурной среды и искать решения за пределами нашей подготовки, опыта и знаний. Нам необходимо увидеть свою веру в Иисуса Христа как начало освобождения от наших культурных предубеждений. Как напоминает нам Павел в Филиппийцам 2:1-5, мы должны считать других выше себя и ставить их интересы, по крайней мере, на один уровень со своими.

Зачастую мы воспринимаем чужую культуру преподавания и обучения как ущербную, а свою – как превосходящую ее во всех отношениях. Будучи учителями-христианами, мы должны «почитать другого высшим себя» (Филиппийцам 2:3), даже сознавая превосходство собственных знаний и опыта. Для того чтобы быть учителями, мы сначала должны стать учениками – внимательно наблюдая за студентами и подмечая разнообразные культурные особенности обучения.

Как должны себя вести учителя

Преподающие в других странах учителя нередко сталкиваются с тем, что их поведение в классе оказывается не соответствующим ожиданиям их студентов. Первое, что необходимо в этом случае выяснить, это то, насколько высоко в данной стране ценится конформизм в отношении мнения общества или семьи.

Второй важный фактор – это степень приверженности данной культуры разделению на слои и наделению этих слоев тем или иным статусом. Конфуцианский учитель, например, имеет особую и крайне уважаемую роль и принадлежит к высшему слою общества. Так как учитель обладает большим авторитетом, ученик никогда не станет сомневаться в правильности его слов. Учителя глубоко уважают, поэтому, когда он входит в класс, студенты встают, склоняясь в почтении, а затем внимательно слушают, записывая каждое его слово. На Западе положение учителя может сильно отличаться. Те, кто учит детей, опираются на авторитет и требуют уважения, однако, поощряют детей задавать вопросы и даже с терпением выслушивают аргументы со стороны учащихся. Преподающие подросткам и взрослым студентам, часто занимают позицию «эксперта среди равных», рассматривая своих учеников как равных, которые, хотя и лишены знаний и опыта учителя, являются его партнерами в учебном процессе. Культурный контраст проявляется в степени отделенности и статусе учителя.

В каждом обществе социальные отношения определяются этими двумя факторами. Люди выбирают: уважать автономность личности, подчиняться мнению большинства или же найти нечто среднее между данными крайностями. Необходимо также решить, все ли граждане имеют определенные статусные роли или особым статусом наделены лишь несколько отдельных фигур, или же найти нечто среднее между двумя этими вариантами. Каждый из данных факторов можно описать в виде континуума – в котором идет градация от слабого до строгого требования подчиненности мнению большинства либо от слабой до сильной дифференциации социальных ролей и статусов.

Ожидания студентов, видящих в учителе авторитетную фигуру, могут сильно отличаться от ожиданий тех учеников, которые воспринимают преподавателя как помощника в обучении. Студенты, видящие в учителе авторитетную фигуру, не стремятся к независимому мышлению, они просто хотят, чтобы учитель рассказал им то, что будет дано в контрольной работе, с целью выучить это наизусть. Когда учитель пытается заставить учеников задавать вопросы или быть активными во время занятий, многие из них воспринимают эти усилия как пустую трату времени.

В книге Памелы Джордж Преподавание в колледжах за границей (1995), где приведены данные исследования среди педагогов Фулбрайта, преподававших в различных странах мира, так описывается испытанное ими недоумение: «Я говорю: «Как насчет этого?», и жду. Сижу и прихлебываю из кружки свой чай… Ничего. Затем обращаюсь к другому ученику: «Чанг, что ты думаешь?» Он склоняется над учебником ... (тишина)… (тишина). Со мной такого еще не было – чтобы я обращался к ученику, а этот ученик способен был меня «перемолчать»!»

Этот профессор, выступавший в роли «учителя-помощника в обучении», ожидал, что его студенты будут активно взаимодействовать с ним во время урока. Он ждал, что они будут задавать вопросы, или, по крайней мере, отвечать, когда он будет их спрашивать. Студенты же, знакомые только с традиционной моделью, где учитель является непререкаемым авторитетом, не понимали, что от них требуется. Они пришли на занятия для того, чтобы учиться у этого профессора, они были готовы отвечать только на те вопросы, которые имеют четкие ответы «правильно» или «неправильно». Однако способный к перевоплощению учитель должен быть готов расстаться с привычной для его культуры моделью поведения, и принять на себя ту роль, которая соответствует социально-культурному восприятию его студентов.

Списывание – или взаимопомощь?

Многие учителя проявляют крайнее недовольство тем, что их ученики списывают во время выполнения контрольных заданий. Тед Уорд рассказал мне однажды о том, как он преподавал в Гане. Заметив, что его ученики подсказывают друг другу во время уроков, он попросил их дать определение слову «обман». Один из учеников встал со своего места и сказал: «Сэр, обман – это утаивание информации от того, кому она нужна!» Подобное объяснение диаметрально противоположно западному определению этого слова. Поэтому учитель, преподающий в другой стране, должен уметь справляться с особенностями реалий иной культуры. Порой студенты очень дорожат коллективной успеваемостью и потому всегда помогают друг другу в ходе выполнения контрольных заданий. При определенном стечении обстоятельств, это может оказаться наилучшим способом приобретения знаний.

Культура престижа часто удивляет иностранных преподавателей. В некоторых странах Азии, когда учитель входит в класс, студенты встают и либо аплодируют, либо кланяются ему. Некоторые западные преподаватели говорили мне о том, как неудобно в такие моменты они себя чувствовали, а одна учительница даже сказала, что всеми силами пыталась прекратить подобную практику в своем классе. Однако она не понимала, что тем самым разрушает модель уважительного поведения, сопровождающую статус учителя. Последствия такого, казалось бы, безобидного поступка могут проявиться лишь спустя многие годы.

Еще одной неожиданной культурной особенностью может стать манера одеваться. В современной Америке, как в деловой, так и в церковной сфере, наблюдается тенденция к упрощению одежды. В обществе же, где за каждым человеком закреплен определенный статус, учитель обязан одеваться соответственно своему положению. Многих американцев коробит одна мысль о том, чтобы постоянно носить костюм и галстук или ходить на высоких каблуках и в юбке, однако, если это является необходимым атрибутом соответствующего статуса, западный преподаватель должен следовать этому правилу.

Культура планирования

В западных учебных заведениях хорошо развита культура планирования. Этот фактор настолько важен, что аккредитационная комиссия может даже вынести порицание руководству школы, в которой нет соответствующей системы планирования. В условиях такой культуры у педагогов и административных работников школ развивается привычка и потребность в планировании своей работы как на короткий, так и на длительный срок.

Мы планируем бюджет, ведем отчетность использования расходных материалов, составляем расписание технического обслуживания, периодически делаем ревизии программ и строим долгосрочные планы на будущее. Западные учителя, работающие под началом местных руководителей в школах стран второго и третьего мира, очень часто обвиняют руководство таких школ в неспособности планировать работу так, как они того ожидали. В большинстве стран второго и третьего мира преобладает ориентация на нужды сегодняшнего дня, и не из-за того, что таков менталитет не-западных народов, а из-за экономической и политической нестабильности, которая заставляет людей принимать неизбежность непредвиденных ситуаций. Можно заранее заказать все учебные материалы для школы на целый год, но если из-за военных действий перестанут летать самолеты и ходить поезда, будет сорван весь учебный процесс. «Стратегическое выжидание» порой может оказаться гораздо важнее «стратегического планирования».

Политический и исторический контекст обучения

Совершенно необходимо иметь основные представления о политической ситуации, в контексте которой ведет свою работу данное учебное заведение. Лучший способ – найти новейшие книги, посвященные политическому и экономическому положению данной страны. Подобные работы обычно содержат экскурс в историю и подробный анализ, помогающий лучше ориентироваться в обилии информации и делать конкретные выводы для работы в стране. Для того чтобы быть в курсе последних событий, почитайте публикации в Интернете или найдите статьи, которые посвящены анализу этих событий.

Невозможно переоценить значение знания политического положения страны, в которую вы собираетесь приехать. Один из наших студентов собирал материалы для своего исследования в Украине через несколько лет после распада СССР. В ходе своей работы он обнаружил, что даже такие невинные вопросы, как «Сколько учеников в этой школе?» способны вызвать большие подозрения. Почему он хочет это знать? Что он будет делать с этой информацией? Когда он попытался осмотреть учебные помещения или проконсультироваться по вопросам преподавания, он столкнулся с абсолютным нежеланием со стороны сотрудников школ оказать ему помощь. Вскоре он узнал, что такие действия расценивались как политически опасные, люди боялись, что если он предаст гласности полученную информацию, они лишатся своей работы или хороших отношений с властями. Ему пришлось прибегнуть к другим, не столь пугающим людей способам, чтобы продолжить сбор информации для своего исследования.

Преподаватели учатся учиться для того, чтобы учить

Во многих странах третьего мира близкие отношения между людьми возникают только после того, как их начинают объединять взаимные обязательства долга. Мы убедились, что наилучший способ заявить о своем желании иметь более близкие отношения, – это попросить об оказании какой-либо услуги. Эта стадия взаимоотношений у многих западных христиан вызывает наибольший стресс. Самодостаточным уроженцам Запада просить о помощи гораздо сложнее, чем оказывать ее другим, однако, такая просьба – крайне важный шаг в инициировании взаимоотношений в контексте многих не-западных культур.

Джудит Лингенфельтер – профессор и директор докторской программы Школы межкультурного образования Университета Биолы, ЛаМирада, Калифорния.

Шервуд Лингенфельтер – ректор и старший вице-президент Фуллеровской теологической семинарии, Пасадена, Калифорния.

Отредактированный отрывок печатается с разрешения авторов по книге Межкультурное образование: воплощенная модель учебы и преподавания (Бейкер Академик, 2003). 12,99 долл.