Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Виктор Артемов

(Viktor Artemov, “Christian Camping in Russia.”)

Примечание редактора: настоящая статья основана на данных опроса 30 лидеров различных российских церквей, проведенного в ноябре-декабре 2002 г. Среди респондентов были, главным образом, пасторы и молодежные лидеры тех церквей, в которых имеются программы летних лагерей (см. таблицу «Церкви, участвовавшие в исследовании»).

Христианские лагеря – это не только эффективный способ донести Евангелие до подростков и молодежи, но и настоящая «школа жизни» для задействованных в их проведении членов церкви. Опрос участников подобных проектов показал, что все они, вне зависимости от места жительства, церковной принадлежности, размеров и возраста их общин, считают христианские лагеря крайне важным начинанием, как для самих сотрудников лагерей, так и для всех членов церкви, которые оказываются косвенно вовлеченными в это служение. Для многих молодых членов церкви работа в христианском лагере – первый и единственный способ выявить и испытать собственные силы для служения. Нередко сотрудники лагерей осознают свое место в церкви именно во время работы в лагере и затем становятся активными участниками церковного служения.

Вопросы и ответы анкеты

На вопрос «Считаете ли вы служение христианского лагеря важным для своей церкви» все респонденты ответили положительно, среди комментариев были следующие:

  • Это укрепляет взаимоотношения между подростками и молодежью в церкви.
  • Лагерь помогает открыть таланты и развить способности потенциальных церковных лидеров.
  • Нехристиане узнают о Боге и начинают понимать, что такое церковь.
  • Христиане укрепляются в Боге и увеличивают свои знания о Нем.
  • Участники лагеря приобретают необходимые социальные навыки.
  • Неверующие родители узнают о Боге и получают положительное впечатление о церкви.
  • Нехристиане с большей охотой принимают приглашение посетить лагерь, чем церковь.
  • Лагерь – это хорошее место для знакомства с христианством: неверующая молодежь не только слышит о христианских ценностях, но и видит их в реальной жизни.
  • Лагерь обеспечивает полноценный досуг для подростков и молодежи.

Чаще всего среди ответов были: укрепление взаимоотношений, потенциал для выявления церковных лидеров и возможность евангелизации молодежи и, косвенно, их родителей.

Помимо отдыха, служение молодежного лагеря – это огромная ответственность для его сотрудников. Каждый наставник обычно руководит группой из семи-девяти человек, за которых он по закону несет полную ответственность. Другие работники лагеря также отвечают за безопасность и здоровье детей во время проведения различных лагерных мероприятий. Несмотря на краткосрочность смен – обычно это десять дней – сотрудники лагеря видят реальный результат своей работы. Возможно, именно это объясняет то, почему лагерь так способствует выявлению потенциальных лидеров: ничто так не укрепляет характер, как чувство ответственности и достижение цели.

Ответы на вопрос «В чем отличие христианского лагеря от других молодежных программ вашей церкви?» были следующими:

  • Уникальная атмосфера лагеря позволяет участникам быстро установить близкие отношения.
  • Близкие отношения предоставляют наставникам возможность лучше донести христианские ценности до участников лагеря.
  • Участники лагеря получают знания о христианстве из «первых рук»: через молитву, пение и любовь в действии.
  • Вера наставников становится ярким примером для подражания у детей.

Чаще всего респонденты упоминали уникальность атмосферы лагеря, на втором месте было установление хороших взаимоотношений.

На вопрос «Участие в христианском лагере оказывает влияние только на детей или на сотрудников лагеря также?» были получены такие ответы:

  • В лагере многие осознают свое призвание к служению, и после проведения лагеря начинают служить в церкви.
  • У многих сотрудников лагеря проявляются новые таланты.
  • Большинство сотрудников лагеря совершенствует свои таланты.
  • Во время проведения лагеря жизнь его сотрудников поднимается на новый качественный уровень.

Среди ответов чаще всего упоминалось «призвание к служению». Церковь, состоящая из энтузиастов, - мечта каждого пастора. Если пастор церкви и молодежный лидер тесно сотрудничают с директором лагеря, лагерь может выполнять сразу две функции: изменять жизнь детей и преображать духовное состояние членов церкви.

На вопрос «Христианский лагерь оказывает влияние лишь на тех членов церкви, кто непосредственно вовлечен в его работу, или на общую атмосферу в церкви также?» ответы разделились следующим образом:

  • Члены церкви заботятся об успехе лагеря, и это побуждает их молиться, что улучшает общую духовную обстановку в церкви.
  • Большинство членов церкви принимают участие в лагере через молитву, пожертвования, практическую помощь на подготовительном этапе, что объединяет членов церкви.
  • После проведения лагеря, его сотрудники возвращаются воодушевленные, и это оказывает положительный эффект на атмосферу в церкви в целом.

Секрет эффективности христианского лагеря

Роберт Кобилуш, президент служения Международные христианские лагеря в США, выделяет четыре фактора, обеспечивающие эффективность работы христианского лагеря:

  • Обстановка: В лагере все сотрудники, дети и гости попадают под воздействие одной неоспоримой истины: «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны».
  • Люди: Когда дети или гости вступают в контакт с сотрудниками лагеря, стремящимися быть солью и светом мира, они видят искупительную жертву Христа, что открывает их сердца и умы.
  • Послание: Дети и гости лагеря получают возможность изучать Писание в различных жизненных ситуациях, что делает Слово Божье живым.
  • Программа: Хорошо проработанная программа лагеря является мощным орудием, производящим перемены в жизни детей и гостей лагеря.

В заключение можно сказать, что христианский лагерь обладает четырьмя главными преимуществами:

1. Он дает возможность молодым христианам принять участие в служении, благодаря чему многие затем начинают вести какую-либо работу в церкви.

2. Это эффективный способ евангелизации и обучения дисциплине подростков и молодежи. Нехристиане неохотно откликаются на предложение придти в церковь, но с удовольствием принимают участие в христианском лагере. Духовные ценности гораздо легче донести до них в обстановке лагеря, чем на занятиях воскресной школы или в ходе других программ.

3. Лагерь оказывает положительное воздействие на всю церковь, преображая жизни как участвовавших в лагере детей, так и сотрудников. В результате, церковь приобретает не только новых членов (тех, кто обратился к Христу в ходе работы лагеря), но и обновленных и воодушевленных «старых» членов церкви (тех, кто работал в качестве сотрудников лагеря).

4. Летние лагеря естественны для русской культуры.

Протестантизм в России воспринимается как нечто «иностранное», в то время как летние лагеря здесь хорошо знакомы. Для молодых людей церковная обстановка кажется непривычной и странной, а в условиях лагеря они сразу же чувствуют себя как дома.

Виктор Артемов - директор Команды резерва организации Международные христианские лагеря России.

Международные христианские лагеря

Служение «Международные христианские лагеря» работает в различных республиках бывшего Советского союза, в России оно началось в 1991 г. с двух молодежных лагерей. В 2002 г. в России уже 14.780 подростков и молодых людей отдыхали в 128 лагерях, где работали представители 505 церквей из 19 деноминаций. Служение христианских лагерей также издало 25 наименований литературы для лагерей – инструкции для лидеров, песенники и программы на русском языке. В 2002 г. в ходе ежегодных семинаров на основе данных материалов «Международные христианские лагеря» подготовили 685 лидеров. Кроме этого, лекторы «Международных христианских лагерей» проводят занятия на факультете христианского образования Санкт-Петербургского христианского университета по теме «христианские лагеря».

В 2002 г. к Ассоциации международных христианских лагерей присоединились еще шесть молодежных лагерей. Принимая во внимание современное экономическое положение России, это можно назвать значительным ростом, ведь бюджет четырехнедельной смены одного лагеря чаще всего превышает годовой бюджет целой церкви. Однако, несмотря на высокие затраты, общины продолжают выделять средства на проведение летних лагерей.

Быстрый рост служения международных христианских лагерей объясняется большой популярностью идеи летних лагерей в России. Тот, кто родился и вырос в России, хорошо знаком с практикой летнего отдыха детей в пионерских лагерях. Лишь в 1989 г. в СССР 15 миллионов детей отдыхали в 28.000 пионерских лагерей. Эти цифры говорят об огромной популярности летнего отдыха в лагерях. Задолго до 1991 г., когда международное служение христианских лагерей начало работу в России, церкви проводили летние лагеря для детей. Однако эта инициатива чаще всего носила вид коротких одно- или двухдневных турпоходов.

Высокий авторитет служения Международных христианских лагерей у российских протестантов основывается на межденоминационном характере этой организации. Представители различных церквей и направлений совместно проходят курсы подготовки служителей, будучи объединены вокруг общей идеи организации христианского лагеря. Эта атмосфера помогает верующим различных деноминаций увидеть положительные качества других церквей и пересмотреть свое отношение к тем, кто «думает по-другому».

Благодаря этому многие участники наших семинаров приобретают позитивное отношение к другим деноминациям и готовы работать на межцерковном уровне. Некоторые лагеря строятся на межденоминационной основе, в качестве вожатых и воспитанников в них приглашаются представители из различных церквей. Молодые люди, посетившие такие лагеря, учатся терпимости по отношению к другим деноминациям. Возможно, в будущем они станут лидерами своих церквей, сохранив в себе открытость и непредвзятое отношение к другим деноминаци

Письма редактору

Я не устаю восхищаться актуальностью статей, появляющихся на страницах Вестника служений и церквей «Восток-Запад». За последние два года мы стали свидетелями того, как над религиозными организациями, не угодными властям России или бывших республик СССР, начали сгущаться тучи. На данный момент, новая тактика борьбы с инакомыслящими включает в себя административные меры, которые обычно не воспринимаются как нарушение религиозной свободы, среди них: визовые трудности, отказ регистрировать действующие визы и ограничение действия виз тремя месяцами, постоянные проверки налоговой полицией местных религиозных организаций, ограничения на перевод денежных средств на счета местных организаций из-за границы, отсутствие преследования преступлений на почве религиозной ненависти, однобокое освещение религиозной тематики в прессе, штрафы, задержка регистрации религиозных организаций и т.д.

Данные ограничения часто применяются весьма выборочно, что лишь подтверждает подозрение, что они являются «указанием свыше». В каждом отдельном случае административные санкции не выглядят чрезмерными, но если их сложить воедино, они окажутся теми самыми ниточками, которыми был опутан погрузившийся с сон Гулливер, лишившими великана всякой возможности двигаться.

Миссионер, пожелавший остаться анонимным

Мне очень понравилась статья Брэдли Нассифа о том, чему православные верующие могут научиться у евангельских христиан (см. Вестник служений и церквей «Восток-Запад» 11, Весна 2003, 3-4). Немногие приверженцы этого вероисповедания могут похвастаться необходимыми для такого признания смелостью и смирением. То же самое можно сказать и о представителях второго направления.

Данут Манастиреану, World Vision, Румыния

Размышления

Анонимный американский миссионер отвечает Лоуренсу Уззеллу на обзорную статью по книге Экспансия Николая Трофимчика и М.П.Свищева, опубликованную в Вестнике служений и церквей «Восток-Запад» 11 (Зима 2003).

Прожив в России вот уже 10 лет, я увидел множество подтверждений тому, о чем писал в своей книге Н. Трофимчик. В гораздо большей степени, чем многие думают, церкви являются отражением той культуры, в которой они зародились. Клайв Льюис однажды заметил, что когда церковь чувствует, что она достаточно прочно укоренилась в этом мире, зачастую оказывается, что это мир прочно укоренился в церкви.

Я не раз бывал в миссионерских квартирах, которые были обустроены по всем канонам идеального американского быта, с привезенной из-за океана бытовой техникой и мебелью, практически в точности воспроизводящей настоящий американский дом. Я не раз слышал как американцы в течение целого вечера «евангелизировали»(?) своих русских гостей шутками о том, как отстали русские и как американцы идут впереди всех. Русские, наверное, в этот момент думали о том, насколько «некультурны» эти американские увальни, даже не пытающиеся понять русскую культуру. Некоторые русские пасторы настолько заразились «американизмом», что занимаются лишь тем, что приближают для себя тот день, когда они, наконец, смогут присоединиться к другим русским пасторам, живущим теперь в Америке. Один русский друг рассказал мне, что однажды в Калифорнии он посетил церковь, где было 40 бывших русских пасторов. Из-за этой болезни многие русские с трудом могут отделить Евангелие Христа от «евангелия американизма».

Около семи лет назад, во время моего разговора с одним миссионером, речь зашла о русской православной церкви. Мой собеседник эмоционально заметил, что данный предмет его ничуть не интересует, и заявил, что для его работы по основанию новых церквей в России совсем не нужно понимание православного вероучения. Главной задачей значительного числа американских миссионерских организаций, с деятельностью которых я хорошо знаком, является создание такой «национальной» церкви в России, которая была бы на 100% лояльна ко всем программам головного американского офиса. «Это получилось на Гаити, в Африке и в Папуа Новой Гвинее, поэтому это должно получиться в России!» Когда речь заходит о свободе вероисповедания, многие организации защищают ее лишь до тех пор, пока это выгодно им, на деле же действуя совершенно противоположным образом.

В большинстве случаев «успешный» миссионер – это тот, кто лучше всех поддерживает отношения с командой спонсоров у себя на родине. Другими словами, тот, кто наилучшим образом вписывается в американскую культуру, скорее всего и будет направлен в качестве миссионера в другую страну. Часто именно миссионеры являются наиболее преданными сторонниками той социальной и культурной организации, которую они представляют. В первую очередь они становятся служителями своей организации, а следовательно, и культуры, которую несет эта организация. Вот почему намечается явная тенденция углубления проблемы, упомянутой Трофимчиком.

Я полагаю, что причина больших расхождений между сообщениями о России в миссионерских отчетах и тем, что на самом деле происходит здесь, заключается в проблеме терминологии. Многие американские организации готовы считать проявлением истинного обращения в веру малейшие признаки христианского поведения. Исследование фактической посещаемости церквей может сказать гораздо больше, чем отчеты о количестве новообращенных. На основании собственных наблюдений (а я все еще сторонний наблюдатель) я пришел к выводу, что коренные русские протестантские церкви достигли гораздо большего успеха, чем американские миссионерские организации. Там, где я живу, трудно найти видимые подтверждения сколько-нибудь заметного духовного пробуждения, которое должны были вызвать здесь десятки и даже сотни тысяч новообращенных России. Ситуация стабилизировалась пять или шесть лет назад. Теперь, если какая-либо евангельская церковь приобретает новых членов, это означает, что другая в этот момент теряет их. В долгосрочной перспективе, больше всего эра перестройки принесла плоды в Русской православной церкви.

Меня очень заинтересовал феномен «Библейского пояса». Насколько я понимаю, в России, так же как и в Америке, существует определенный «Библейский пояс», внутри которого практически все церкви чувствуют себя гораздо лучше. Здесь, на северо-западеРоссии, большинство населения очень европеизировано и не слишком интересуется духовными вопросами. Я слышал, что в южных регионах России внимание к духовной жизни гораздо выше. Вне зависимости от этого, я уверен, что сами россияне обладают всем необходимым, чтобы нести Евангелие российскому народу.