Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 


Марк Р. Эллиотт

(Mark R. Elliott, “Russian Restrictions on Missionary Visas.”)

Примечание редактора: Данная статья представляет собой выдержку из работы того же авторa, опубликовавшего материал под названием «Взаимоотношения православных и протестантов в постсоветскую эру», которая будет опубликована в ближайшем выпуске издания Религия в Восточной Европе.

Расхождение между словом и делом

4 июля 2003 г., когда несколько семей американских миссионеров собрались на пикник в одном из парков Москвы, их всех вдруг осенила такая мысль: «Ведь мы сейчас находимся здесь только потому, что не можем быть в другом месте. Из-за визовых трудностей все мы были вынуждены покинуть места своего служения»1. В декабре предыдущего года, выступая на заседании Комиссии по правам человека, приуроченном ко дню празднования в России Международного дня защиты прав человека, президент Путин очень верно отметил: «Существует огромная пропасть между правами, гарантированными гражданам России Конституцией и тем, как в реальной жизни они могут ими воспользоваться». Причиной этого расхождения президент назвал «засилье бюрократического беззакония»2. Однако сам Путин, похоже, не может или не хочет прекратить беззаконие со стороны тех представителей власти, в прямые обязанности которых входит соблюдение законности. Правительственные структуры не только закрывают глаза на широкую дискриминацию не-православных верующих, противоречащую Российской Конституции, Российскому законодательству и международным соглашениям, подписанным Россией, но и сами несут ответственность за нарушение их прав, все чаще отказывая в выдаче виз сотрудникам иностранных религиозных организаций. К ноябрю 1997 г. примерно половина всех католических священников-иностранцев в Сибири испытывала трудности в получении виз. В своем отчете за осень 2002 г. Кестонская служба новостей сообщила об увеличении случаев отказа иностранным сотрудникам религиозных миссий в повторной выдаче виз. Поначалу многие миссионеры не хотели выступать с публичными протестами, так как боялись навредить тем самым своим коллегам-иностранцам, но ситуация постепенно начинает меняться.3

84 известных случая отказа в выдаче виз

В конце декабря 2002 г. член палаты представителей Крис Смит и сенатор Гордон Смит опубликовали статью в газете Вашингтон Таймс, где описали серьезные визовые трудности, которые испытывает католическая церковь в России, 85% священников которой -иностранцы4. Волна изгнаний иностранных религиозных деятелей, утверждалиони, «очень напоминает вендетту, направленную, главным образом, против католического духовенства». Хотя внимание прессы было сконцентрировано в основном на высылке католических священников, среди которых был и Ежи Мазур, изгнанный из Иркутска, следует отметить, что гораздо больше протестантов и даже мусульман пострадало из-за отказа в выдаче виз или их аннулирования. В октябре 2002 г. Кестонская служба новостей сообщила о 30 случаях отказа и аннулирования виз для сотрудников иностранных религиозных организаций5. Эти факты, а также данные из более поздних печатных источников и электронной переписки автора, дают право говорить о 84 известных нам случаях высылки из России сотрудников религиозных организаций (1997-2002), среди которых было 54 протестанта, 15 мусульман, 7 католиков, 3 буддиста, 3 мормона и 2 свидетеля Иеговы6. Эти данные, несомненно, не являются полными, так как многие просто не захотели предавать гласности подобные факты7. Другим видом ограничений, с которыми все чаще приходится сталкиваться иностранным миссионерам, становится выдача 3-х месячной визы взамен годовой или отказ в продлении или получении визы одному из супругов8.

Закон о «визовых квотах» для иностранных рабочих

Еще один российский закон, вступивший в действие с 1 ноября 2002 г., вводом жестких квот на въезд иностранных рабочих в различные регионы России еще больше усложнил и без того непростую визовую ситуацию. Адвокат Владимир Ряховский, президент Славянского правового центра, отмечает, что «это ненормально, когда местная администрация определяет квоты на то, сколько священников должно приехать в данный регион. В соответствии с международными соглашениями, подписанными Россией, религиозные организации должны осуществлять свою деятельность самостоятельно, руководствуясь только своим каноническим уставом»9. Закон о квотах, несомненно, только увеличил бюрократические препоны при получении российских виз.

Сложности в получении российских виз американцами

Даже при «нормальном» стечении обстоятельств, получение визы в советской и постсоветской России всегда было делом достаточно сложным, дорогостоящим и нервным. Дорогое и трудоемкое получение официального приглашения для нетуристической визы, ограничение многократной визы сроком в 12 месяцев, частая выдача виз в последнюю минуту, потерянные заявления, путаные требования по регистрации после прибытия, а теперь еще и введение обязательного предъявления заявителем оригинала, а не копии своего паспорта, - все это может отпугнуть всех, кроме самых упорных и настойчивых, от поездки в Россию с любой целью, кроме обычного осмотра достопримечательностей10.

И сложности в получении американских виз россиянами

Справедливости ради стоит отметить, что для приезжающих в Соединенные штаты россиян существует, пожалуй, еще больше требований и ограничений. Для получения американской визы россияне вынуждены пройти тягостный и унизительный процесс – они выстаивают в длинных очередях, зачастую получают визы в последнюю минуту, им также нередко и без всяких объяснений отказывают в выдаче американской визы.Американское посольство дает отказ по 25% заявлений в выдаче туристической визы, в то время как Британское или Финское посольство отказывают менее чем 5% заявителей11. Российский посол в США Юрий Ушаков сообщил о том, что группе российских школьников, приглашенных в Соединенные штаты членом Конгресса США, в последний вечер перед вылетом в Америку было отказано в выдаче въездных виз. Ситуацию удалось изменить лишь благодаря вмешательству влиятельных политиков, однако, большинство россиян, подающих заявления на въезд в США, такими связями не располагает12. Конечно, усиление мер безопасности после 11 сентября, а также долгосрочная политика предотвращения незаконной иммиграции в США оправдывают тщательность, с которой ведется рассмотрение анкет. Однако стоимость подачи заявления и введение с августа 2003 личного собеседования делает поездку в США для многих россиян практически невозможной.

Посол Ушаков так описал сложившуюся ситуацию: «Подумайте о том, что представляет собой Россия. В ней 11 часовых поясов, при этом лишь четыре консульских представительства США. Житель г. Сочи, расположенного на берегу Черного моря, должен проделать путь в 3000 км до Москвы и обратно, провести здесь ночь и оплатить регистрационный взнос (который примерно равен его месячному заработку), чтобы только пройти собеседование. После этого он должен ждать несколько недель или даже месяцев, чтобы узнать, будет ли ему выдана виза. Не так давно Соединенные штаты активно пропагандировали идею «народной дипломатии», которую категорически отвергал Советский союз. Теперь ситуация стала прямо противоположной»13.

Регистрационный взнос за рассмотрение анкеты в размере 100 американских долларов примерно равен среднемесячному заработку в Москве и даже превышает среднюю заработную плату в других регионах России. В конце августа 2003 г. в редакцию газеты Moscow Times обратился иностранец, живущий в Москве, который писал: «Моему русскому другу недавно было отказано во въезде в США, куда он направлялся для написания докторской диссертации в одном из известных американских университетов. Он заплатил 100 долл. за двухминутное собеседование на английском языке, во время которого сотрудник консульской службы даже не взглянул на документы, подтверждающие отсутствие всякого риска в незаконной иммиграции моего друга»14. Конечно, отдельный случай бюрократической бесчувственности не говорит о том, что так происходит всегда, однако, нетрудно заметить выгоду и понятный умысел в практике отказов в выдаче виз. Адвокат Кеннет Уайт, главный партнер компании «Уайт и партнеры», Москва, отмечает: «В соответствии с собственными данными посольства США в Москве за прошедший фискальный год в выдаче не-иммиграционной визы было отказано 30.000 обратившихся. Взымая за рассмотрение заявления 100 долл., не подлежащих возврату, посольство заработало 3 миллиона долларов на обращениях тех, кто визу не получил»15. Принимая во внимание в целом не самые теплые взаимоотношения между США и Россией, неоправданные визовые затруднения с обеих сторон могут серьезно и беспочвенно осложнить и без того непростые российско-американские отношения.

Возвращаясь к вопросу визовых затруднений, возникающих у западных миссионеров в России, следует особо рассмотреть два следующих случая. 1) Начиная с 1999 г. американские миссионеры-протестанты Джефф и Сьюзан Уоллман работали с детьми-сиротами в Костромской области (среди многочисленных видов их деятельности были подбор и поставка очков, обучение работе с компьютером, занятия по домоводству и т.д.). В июле 2002 г. им было отказано в получении визы со следующим объяснением: «в интересах обеспечения национальной безопасности»16. 2) Начиная с 1992 г. Французский католический монах брат Бруно Мазолек служил в Ярославле, распространяя гуманитарную помощь среди нуждающихся детей, бывших наркоманов и душевнобольных. Этой деятельностью был крайне недоволен православный архиепископ Ярославля. Виза брата Бруно была аннулирована в декабре 2001 г. так как он, якобы, «представлял угрозу Российской Федерации»17.

Миссионерский шпионаж?

Часто власти никак не объясняют свой отказ в выдаче виз, если же объяснение дается, чаще всего в нем указывается, что этого требуют интересы национальной безопасности, или что существует угроза шпионажа миссионеров в пользу иностранных государств18. Местная пресса Калмыкии, например, утверждала, что в рядах таких организаций, как Армия Спасения, Миссионерское авиационное общество и Миссионерский альянс есть «западные шпионы», которые «прячутся за возвышенными благотворительными идеалами»19.

Трепетное отношение к Сибири и Приморью

Еще в январе 2000 г. президент Путин утвердил один из документов, касающихся национальной безопасности, где проводилась четкая связь между международным шпионажем и иностранными религиозными организациями. Он, в частности, предупредил о возможности «негативного влияния иностранных религиозных организаций и миссионеров» и «культурно-религиозной экспансии соседних государств на территорию России». Путин недвусмысленно намекал на Сибирь и Дальний Восток (Приморье), к судьбе которых он проявляет повышенное внимание, и где протестантских церквей больше, чем православных20. Знаменитый законопроект «О противодействии экстремистской деятельности», опубликованный Газетой в начале декабря 2002 г., способен вызвать беспокойство у любого защитника религиозной свободы и гражданских прав. Католики здесь названы врагами народа номер один, а протестанты, особенно те, кто ведет свою деятельность восточнее Урала, объявлены угрозой национальной безопасности:

Под видом распространения гуманитарной помощи многие протестантские организации способствуют самоизоляции различных групп населения от российских государственных и национальных традиций, образа жизни и культуры, которая создавалась столетиями. Особенно беспокоит то, что подобные тенденции наибольшим образом проявляются в приграничных регионах. Наиболее заметна экспансия протестантских организаций в Дальневосточном федеральном округе, где общее число религиозных объединений достигло 800. Больше половины этих организаций не прошли государственную регистрацию. Более 60% религиозных структур, действующих в данном регионе, финансируется из Южной Кореи или США21.

Также в 2000 г. российский профессор гражданского права заявил, что деятельность протестантских миссионеров на северо-востоке Сибири «является частью плана правительства США по установлению контроля над всей территорией российского Дальнего Востока»22, а газета западносибирского города Омска утверждала, что западные шпионы наводнили регион «приглашениями от лица религиозных организаций». Присутствовавший на семинаре для религиозных организаций Омской области представитель областного департамента юстиции предупредил собравшихся о том, что контроль государства за религиозной деятельностью вскоре будет более строгим: «Вы должны подчиниться этому факту и более тесно сотрудничать с нами». В том же Омске офицер ФСБ (новое название КГБ) проводит постоянные допросы священника Восточной католической церкви, который называет это «постепенным восстановлением советских порядков» и «медленным возвращением к прежней практике»23.

На заседании региональной комиссии по делам религиозных объединений, состоявшемся во Владивостоке 26 сентября 2002 г., была высказана озабоченность «огромным количеством иностранных миссионеров» на российском Дальнем Востоке, которых, как было подсчитано, там было 406, среди них 265 южных корейцев и 114 американцев24.Южнокорейские протестантские церкви (пресвитерианская, методистская и некоторые другие) и мормоны вызвали особенное негодование собравшихся на заседание во Владивостоке, как «вредящие национальным интересам России»25. Епископ ПриморскийВениамин высказался следующим образом: «Главная угроза, исходящая от всех этих религиозных групп, приезжающих к нам из-за границы, заключается в том, что все они непатриотичны. Могут ли американцы или корейцы научить нас любить свою родину, родную землю, Россию и заботиться о ней так, как учит это делать православная церковь, которая с незапамятных времен объединяла наш народ?»26.

Подозрительность обучения за границей

Даже те россияне, кто получал за границей богословское образование, попадают в разряд подозрительных граждан. Новые русские шовинисты видят «угрозу национальной безопасности» в том, что они называют «тенденцией вымывания лояльного и законопослушного духовенства и заменой его на более молодых и образованных выпускников иностранных учебных центров»27. При этом главный борец России с ваххабизмом (радикальным исламом) муфтий Талгат Тадзуддин сам обучался в Египетском университете Аль Азар28.

9 декабря 2002 г. православный апологет Александр Дворкин, один из наиболее агрессивных борцов с «иностранными сектами», выступал в Екатеринбурге на конференции под названием «Тоталитарные секты: угроза религиозного экстремизма». В аудитории бывшей областной партийной школы он задал риторический вопрос: «Знаете ли вы, как они нас называют? Сырым мясом. Секта – это мясорубка, которой постоянно нужны куски мяса, чтобы перемолоть их и выплюнуть»29. Иронично, что при всей националистичности и нелюбви к иностранному влиянию, сам Дворкин имеет американское гражданство.

Озабоченность государства деятельностью протестантов за Уралом

Бывший директор Кестонской службы новостей Лоуренс Уззелл в начале января 2003 г. обратился к автору данной статьи с вопросом, не заметил ли я повышенного внимания государственной власти к деятельности протестантов восточнее Урала. В ответном письме я упомянул следующие факты:

1. Исследование, проведенное мной в 1997-1999 г., выявило диспропорцию между количеством прецедентов дискриминации протестантов на Дальнем Востоке и количеством проживающего там населения (4,8% - проживающее население, 13% -известные случаи дискриминации – 9 из 69). Кроме этого, все три миссионера, высланные из страны до 1999 г. проживали на Дальнем Востоке – корейский миссионер в Хабаровске, американский миссионер – неподалеку от Хабаровска и новозеландский миссионер – во Владивостоке. Двое из трех миссионеров, убитых до 1999 г., – супружеская пара американских корейцев – также жили в Хабаровске30.

2. Специалисты по православию Джейн Эллис и Натаниел Дэвис отмечают традиционную относительную слабость православия в Сибири, что может, в свою очередь, свидетельствовать о большем влиянии в этом регионе неправославных вероисповеданий31. Депортации представителей религиозных меньшинств, проводившиеся и в царской, и в советской России, несомненно, увеличили количество неортодоксальных верующих к востоку от Уральских гор.

3. Из-за климатических особенностей данного региона большинство населения Сибири живет ближе к границе с Монголией и Китаем, поэтому и большинство приверженцев различных вероисповеданий проживает именно в приграничных регионах.

4. И наконец, американцы и корейцы вряд ли могут представлять угрозу для Сибири и Дальнего Востока, чего не скажешь об огромном дестабилизирующем факторе незаконной иммиграции из Китая, которая, по разным оценкам, составляет от 200.000 до 5 миллионов человек32.

Заключение

В заключение следует отметить, что повышенное внимание Москвы к предполагаемым угрозами ее территориальной целостности, усиленное войной в Чечне, отразилось в аннулировании миссионерских виз следующим образом: Дальний Восток и Сибирь (21% населения России и 37% визовых отказов для миссионеров), автономные республики, где проживают представители национальных меньшинств, такие как Татарстан и Удмуртия (8% населения и 25% визовых отказов)33.

В обстановке уязвленной гордости России после распада Советской империи, растущего шовинизма и ксенофобии, обвинения в том, что миссионеры представляют собой угрозу интересам национальной безопасности, выглядят совершенно беспочвенными и лишенными всяческих подтверждений. И, наконец, если в скором времени не наступит перемирие в «визовой войне» между Москвой и Вашингтоном, она будет иметь серьезные негативные последствия, не только для религиозных и культурных взаимоотношений, но и в сфере торговли и борьбы с терроризмом.

Марк Эллиотт директор Глобального центра Высшей школы богословия Бисон Сэмфордского университета, Бирмингем, Алабама, а также главный редактор Вестника служений и церквей Восток-Запад.

Источники:

1. Электронное информационное письмо Роберта Хоскинса, 7 июля 2003.

2. «Путин критикует соблюдение прав человека», Журнал Россия, 20 октября 2002.

3. Жеральдина Фаган, «Россия: эскалация изгнаний миссионеров», Кестонская служба новостей (KNS), 25 октября 2002.

4. Крис Смит и Гордон Смит, «Рождество в Кремле», Вашингтон Таймс, 27 декабря 2002.

5. Фаган, «Россия: эскалация».

6. Отказ в выдаче виз протестантам или аннуляция виз, не считая детей: корейские евангелики (26), западные евангелики (7), Церковь Христа (5), Армия Спасения (2) OMS International (2), а также по одному от Баптистской мид-миссии, Церкви живого Слова, немецких лютеран, русских харизматов из Латвии, американских пятидесятников, шведских евангеликов, эстонских пятидесятников, Евангельской свободной церкви, Навигаторов, Кладовой детской надежды и Совместной Миссии.

7. Жеральдина Фаган, «Россия: обзор положения в сфере религиозной свободы, июль 2003», информационное агентство Форум 18, 29 июля 2003.

8. Электронное информационное письмо от Роберта Хоскинса, 12 августа 2003; Фрэнк Браун, «Польский миссионер возвращается в российский приход после получения отказа во въезде», Католическая служба новостей, 13 мая 2003.

9. Татьяна Титова, «Россия: как повлияет на религиозных работников закон об иностранцах?» Кестонская служба новостей, 9 декабря 2002; Наби Абдуллаев, «Разрешен въезд 439.000 иностранцев», Moscow Times 13 ноября 2002.

10. Джеймс Петтит, генеральный консул США в Москве, «Ответ на жалобы россиян о выдаче американских виз», St.Petersburg Times 29 августа 2003; Микеш Рамани, письмо редактору Moscow Times от 5 сентября 2003; Джеймс Вебб, письмо редактору Moscow Times от 5 сентября 2003.

11. Кеннет Уайт, письмо редактору Moscow Times от 29 августа 2003.

12. Юрий Ушаков «Настоящая проблема? Визы» St.Petersburg Times, 26 августа 2003.

13. Там же.

14. Том Херт, письмо редактору Moscow Times от 29 августа 2003.

15. Кеннет Уайт, письмо редактору Moscow Times от 29 августа 2003

16. Жеральдина Фаган, «Россия: еще пять протестантов из США получили отказ во въезде в страну», Кестонская служба новостей, 4 октября 2002.

17. Жеральдина Фаган, «Политика Москвы «разделяй и властвуй»», The Tablet, 15 ноября 2002, переиздано Кестонской службой новостей Резюме, 11-15 ноября 2002. По теме высылки миссионеров см. также Жеральдина Фаган, «Россия: являются ли католики и протестанты угрозой национальной безопасности», Кестонская служба новостей, 11 декабря 2002; Анна Малпас, «Миссионерская деятельность в Приморье под вопросом», Новости Владивостока, 3 октября 2003; письмо автору от 26 декабря 2002 от C.U.; письмо автору от 16 марта 2002 от Q.H. Во избежание возможных обвинений авторы конфиденциальных писем обозначены только инициалами.

18. Письмо автору от 26 декабря 2002 от C.U.; письмо автору от 17 декабря 2002 от Е.Т.; Малпас, «Миссионерская деятельность»; Смит и Смит, «Рождество в Кремле»; Фаган, «Россия: эскалация»; Фаган, «Россия: еще пять миссионеров»; Фаган, «Россия: являются ли католики и протестанты угрозой»; Надежда Кеворкова, «Идеология вседозволенности и эгоизма», Газета, 5 декабря 2002; Фаган, «Россия: бывший КГБ вновь заинтересовался религией», Кестонская служба новостей, 18 ноября 2002; Фаган, «Разделяй и властвуй».

19. «Россия: являются ли калмыцкие протестанты западными шпионами?» Форум 18, 14 апреля 2003, www.forum18.org/archive.

20. Фаган, «Россия: эскалация»; Фаган, «Россия: обзор положения в сфере религиозной свободы».

21. Цит. по письму Лоуренса Уззелла автору, от 2 января 2003. См. также Кеворкова, «Идеология».

22. Фаган, «Россия: обзор положения в сфере религиозной свободы».

23. Фаган, «Бывший КГБ».

24. Марина Ивлева, «Миссия невыполнена», Новости Владивостока, 3 октября 2002; Малпас, «Миссионерская деятельность».

25. Малпас, «Миссионерская деятельность».

26. Марина Ивлева, «Миссия невыполнена».

27. Кеворкова, «Идеология».

28. Там же.

29. Мария Черкасова и Оксана Алексеева, «Церковь и государство объединяют усилия против сектантства на Урале», Коммерсантъ-Daily, 10 декабря 2002.

30. Марк Эллиотт и Шэрил Коррадо, «Закон 1997 г. о религии в России: влияние на протестантов», Религия, государство и общество 27 (№1, 1999), 112 и 123.

31. Джейн Эллис, Русская православная церковь: сравнительная история (Лондон, Рутледж, 1986), 17; Натаниел Дэвис, Долгая дорога к церкви: современная история русского православия (Булдер, Колорадо: Вествью пресс, 1995), 44.

32. Сара Каруш, «Трудолюбивые китайцы собирают урожай в степи», Moscow Times, 15 августа 2002; Дмитрий Тренин, Китайская проблема в России (Вашингтон, 1999).

33. Российский Дальний Восток и Сибирь: Приморье (25), Иркутск (2), по одному отказу в выдаче виз – Сахалин, Владивосток, Хабаровский край и Магадан; другие регионы – Татарстан (14), Удмуртия (2), Калмыкия (2) и по одному отказу в выдаче виз – Коми, Башкортостан и Астрахань. В данных регионах проживает около 12 миллионов человек, что составляет 8% от всего населения России.