Майк Дурис

Организация «Международное усыновление и служение материнства Бакнера» была основана в Далласе, штат Техас, в 1879 г. для того, чтобы оказывать помощь детям, оставшимся сиротами после Гражданской войны в США. В настоящее время ее сотрудниками являются более 1000 человек, работающих в разных уголках Техаса в детских садах, опекунских программах,

службах психологической помощи, а также в сфере национального и международного усыновления. «Международная забота о сиротах Бакнера» помогает детям в Румынии, России и Китае, а также в скором времени начинает свою работу в Африке.

Партнерство с организацией «Кладовая детской надежды»

Создавая в России наши первые центры временного проживания для выпускников детских домов, мы сотрудничали с организацией «Кладовая детской надежды», работающей во Владимирской области. Со своей стороны мы предоставляли учебные материалы и обучение для сотрудников «Кладовой детской надежды» и родителей этих центров, а также организовывали доставку гуманитарной помощи через поездки добровольных помощников. Мы также занимаемся ремонтом и обновлением помещений детских домов. Когда дети получают в свое распоряжение хорошие помещения, они понимают, что общество по-настоящему проявляет о них заботу. Практически все сотрудники детских домов России искренне заботятся о своих воспитанниках, но из-за тяжелого экономического положения сами помещения детских домов нуждаются в серьезном ремонте. Поэтому, когда мы делаем там ремонт, дети понимают, что кто- то заботится о них настолько, что готов обеспечить им хорошие условия жизни. Когда я в первый раз посетил Техническое училище №26 во Владимирской области, где жили и учились дети-сироты, его состояние было ужасающим. Несмотря на сильные холода, в здании не было отопления, душ еле работал, кругом была антисанитария, освещение практически отсутствовало, а в умывальниках не было кранов. «Кладовая детской надежды» и служение Бакнера совместными усилиями оплатили установку мини-котельной, которая теперь снабжает училище теплом.

От прачечной к Библейскому изучению и ботинкам

Мы также занимаемся обустройством игровых площадок и прачечных в Румынии и России. В настоящий момент мы ведем ремонт в нескольких прачечных – это очень важно, когда сотрудникам приходится стирать вручную белье для 200 детей. Для директоров интернатов это серьезная проблема. Нам посчастливилось наладить партнерские отношения с компаниями-производителями стиральных машин, которые стали помогать нам в этом проекте. Кроме этого мы занимаемся финансированием развивающих программ для детских домов и детских центров, а также предоставляем обучение и учебные материалы для этих программ. В сферу нашей деятельности также входит проведение летних лагерей для детей-сирот, которые ежегодно посещает около 1.400 человек. Мы организуем их с помощью церквей из Америки, которые присылают для работы в лагерях своих добровольцев. В лагерях у нас есть также свои сотрудники, которые проводят с ребятами изучения Библии и после отъезда американских команд. В рамках наших миссионерских поездок мы также привозим медикаменты и медицинское оборудование, одежду, развивающие игрушки и обувь. В 1999 г. мы привезли 20.000 пар новой обуви для детей России, в 2000 г. – 50.000 пар. У нас есть специальные команды, которые приезжают в Румынию и Россию только для того, чтобы раздавать там обувь. Возможно, кому-то пара новых ботинок на ногах ребенка не покажется таким уж впечатляющим зрелищем, но, поверьте, это так!

Знакомство с практикой опекунства

Мы начали осуществлять программу опекунства в 1997 в Лакинском детском доме совместно с организацией «Кладовая детской надежды». На конференции во Владимире я выступил с докладом о концепции опекунства, который был воспринят очень хорошо. Около года ушло на то, чтобы разработать программу, сформулировать правила и нормы поведения и перевести учебные материалы на русский язык. Когда ребенок растет вне своей собственной семьи, любые условия будут для него «вторым сортом». Однако проживание детей в учреждениях государственной опеки является наиболее ограниченным проявлением заботы. Опекунство в этом случае гораздо лучше, потому что дети живут в семейной обстановке и получают больше личного внимания по сравнению с детским домом. Особенно это относится к малышам, ведь в доме малютки приходится лишь 2 няни на каждые 20 детей. Также у опекунов есть возможность усыновления проживающих с ними детей. Кроме того, система опекунства помогает детям лучше адаптироваться к жизни в обществе, выводя их за пределы детского дома.

Помимо всего этого, система опекунства обходится государству гораздо дешевле, ведь для детей не нужно строить и обслуживать специальные здания. В одном детском доме, где мы работали, было 60 детей, но теперь, благодаря программе опекунства и центров временного проживания для выпускников, в этом детском доме осталось лишь 20 детей. В другом интернате, где жили 50 детей, мы помогли 20 детям найти опекунов, и теперь 30 сирот живут в интернате, рассчитанном именно на это количество детей. Самым большим препятствием на пути распространения практики опекунства в России (да и во всем мире) является то, что опекунство забирает рабочие места у работников детских домов и интернатов. С ростом опекунства сокращается потребность в сотрудниках этих учреждений, поэтому иногда опекунство встречает сопротивление.

Выбор и подготовка опекунских семей

Ключевым элементом опекунства является тщательный и внимательный подбор потенциальных опекунских семей. Одна из главных опасностей опекунства – помещение ребенка

в семью, где с ним будут плохо или жестоко обращаться. Именно поэтому в начале нашего проекта в качестве опекунских семей мы использовали работников детских домов – они хорошо знали детей, а мы хорошо знали их. Для того чтобы иметь уверенность в том, что дети находятся в безопасности и получают квалифицированный уход и заботу, мы организовали доступную программу подготовки для опекунских семей, которая включала в себя 50 часов предварительного обучения и дополнительные занятия каждый год. Мы также заботимся о том, чтобы у каждого ребенка был свой куратор – в настоящее время у нас приходится по одному сотруднику на каждые 10 детей. В России служение Бакнера часто посещает семьи опекунов, по крайней мере, один или два раза в неделю. После проживания в семье опекунов дети-сироты обычно поступают в техническое училище, но на праздники и выходные – да и вообще, когда у них появляется возможность – они приходят в свою приемную семью, которая становится для них настоящим домом. Однако следует признать, что дети, имеющие психические проблемы, не способные к установлению личной привязанности, в коллективе чувствуют себя лучше, чем в приемной семье. Поэтому не для каждого ребенка опекунство является наилучшим вариантом. У сотрудников опекунских организаций должны быть соответствующая подготовка и знания, которые помогут им определить, кто из детей сможет, а кто нет, жить в семье опекунов. Самое главное здесь – правильно подобрать пару – опекуны-ребенок.

Пример Насти показывает, как может изменить ребенка жизнь в семье опекунов. Когда я впервые познакомился с ней, она ни разу не посмотрела мне в глаза. Ее взгляд был постоянно направлен в пол, и она едва пожала мне руку. Когда я пришел навестить ее в доме опекунов, она подбежала ко мне, крепко обняла и тут же стала со мной разговаривать – в ребенке произошли поразительные перемены из-за того, что она стала получать личное внимание, которого ей так не хватало.

Помогая одному ребенку за один раз

Мне хотелось бы закончить небольшим примером того, как мы можем изменить чью-то жизнь. В ходе нашего служения я познакомился с девочкой-подростком, которой скоро должно было исполнится 16 лет. Это была мулатка, родившаяся после Олимпиады 1980 г. в Москве и брошенная в роддоме матерью. Директор интерната сказала мне, что у этой девочки нет будущего в России, и попросила найти ей приемных родителей в США. Мы нашли для нее одинокую женщину, которая удочерила ее, после чего девочка поступила учиться в частную школу в Далласе. Через некоторое время эта девушка пригласила меня в свою школу на церемонию в честь окончания. Когда наступил назначенный день, я подумал, что, наверное, не очень-то нужен ей там. Я устал, на улице шел дождь, в городе были пробки. Но затем я понял, что должен ехать – ведь она не пожалела времени, чтобы написать мне, значит, мне нужно было там быть. Когда я вошел в зал, она увидела меня, и выражение ее лица не оставило во мне никаких сомнений относительно того, стоило ли мне приезжать. Она была так счастлива видеть меня. Я не ожидал, что на меня нахлынет такая волна эмоций при виде того, как она поднимается на сцену за своим дипломом. На глаза мне навернулись слезы, и я подумал: «Вот она – всего лишь один человечек, который был спасен». В тот день она окончила школу, а затем поступила учиться в Университет Бейлора. Глядя на всех тех детей, с которыми мы работаем, на все обилие их проблем, я понимаю, что мы не можем помочь им всем. Но мы можем помочь тем, кого Бог подводит непосредственно к нам. Наше служение заключается в том, чтобы помочь хотя бы одному ребенку за один раз.

Майк Дурис вице-президент организации «Международное усыновление и служение материнства Бакнера», Даллас, штат Техас.