Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Эндрю ЛаБреш

Примечание редактора: предыдущие фрагменты этой статьи печатались в Вестнике служений и церквей Восток-Запад 18 (Осень 2010) и 19 (Зима 2011).

Разная оценка качеств при выборе лидера

Часто, оценивая такие качества потенциальных лидеров, как внутренняя созерцательность, рассудительность или, напротив, активность и ориентация на результат, работающие в Румынии американские миссионеры попадают впросак. Американцы обращают внимание скорее на популярных и амбициозных молодых людей, нежели на пожилых и умудренных опытом руководителей, обладающих многолетними связями и уважением в обществе. Поэтому, выдвигая кого-то на лидерские позиции, американцы используют свое экономическое влияние для поддержки тех, кто при других условиях не занял бы высокого положения в румынской культуре.

Американцы гораздо больше ценят личные достижения человека, чем его связи. Самореализация для американца часто важнее семьи и друзей. Если у американца появляется возможность получить хорошую работу в другом городе, то мнение семьи и друзей он рассмотрит лишь взвесив преимущества карьерного роста и увеличения доходов. В результате этого, американцы гораздо более мобильны, их отличает тенденция к ограничению своего общения поверхностными отношениями “одноразового использования”1. В румынской же культуре, напротив, высоко ценятся именно глубокие взаимоотношения.

Завоевание доверия – долгосрочный проект

Американским миссионерам довольно трудно стать “своими” для общества, отношения в котором складывались на протяжении столетий. Даже после 10 лет работы на одном месте с одними и теми же людьми, американец воспринимается здесь как “чужой”. Частично нежелание румын идти на более тесное общение с миссионерами исходит и оттого, что многие из них задерживаются здесь ненадолго. Многие американцы, заявляя, что собираются служить в Румынии как минимум 20 лет, через пару лет уезжают от сюда в расстроенных чувствах. Поэтому неудивительно, что румыны с неохотой тратят свое время на тех, кто, памятуя прошлый опыт, в самый разгар отношений сложит свои чемоданы и улетит домой. Только после того, как мы купили здесь землю и начали строить дом, румыны поверили, что мы действительно остаемся в их стране. Миссионерам необходимо понимать, что построение взаимоотношений и, особенно, завоевание доверия группы людей – очень длительный и кропотливый процесс в Румынии. Друзьями не становятся за один вечер. С точки зрения американцев нерешительность – это плохо, а действие – хорошо, поэтому собрания румын кажутся им малоэффективными, затянутыми и не способствующими движению вперед. На самом же деле в ходе таких встреч происходит построение необходимых для принятия решения взаимоотношений. Основываясь на еле заметных поведенческих нюансах, румыны, порой не могут придти к консенсусу и часто затягивают принятие решения до тех пор, пока кулуарные переговоры (нередко проводящиеся через посредников) не устранят разногласия. Такой подход к принятию решений кажется американцам манипуляцией и изворотливостью.

Численное измерение успеха служения

Румынские евангельские христиане часто жалуются, что миссионеры склонны обращать внимание лишь на те результаты, которые численно говорят об успехе служения. Из-за финансовой зависимости от американских миссий, румыны порой вначале обещают все, чего от них ожидают американцы, а когда дело доходит до отчета о проделанной работе, попадают в неловкое положение. Со своей стороны, американские миссионеры не понимают, почему румынские христиане проявляют столь малый интерес к развитию масштабных и сложных программ служения.

Надежда на собственные силы и взаимозависимость

Еще один кросс-культурный конфликт, часто беспокоящий американцев, состоит в том, что румыны “постоянно берут что-нибудь взаймы”. Американцы считают, что хотя друзья должны время от времени друг другу помогать, слишком частые просьбы лишь с одной стороны могут поставить дружбу под угрозу. Такая позиция непонятна румынам, относящимся к культуре , высоко ценящей тесную дружбу, подразумевающую взаимную экономическую и социальную зависимость2. В полную противоположность этому американцы наивысшим показателем успеха в жизни считают полную самодостаточность3. Даже зная о такой культурной особенности румын, американцы все равно чувствуют, что “их используют”, а дружбой злоупотребляют. Основываясь на глубоко укоренившейся в умах американцев концепции частной собственности, миссионеры зачастую отказывают местным жителям в использовании своих материальных ценностей, за что последние считают их скупыми. Шервуд Лингенфельтер отмечает, что забота американских миссионеров о личной (или церковной) собственности является одним из главных препятствий в служении представителям других культур. Такое поведение зачастую оправдывают тем, что оно базируется на библейском принципе “мудрого правителя”, хотя на самом деле определяющим мотивом для сохранения или же деления материальных ценностей служит стремление американцев к частному владению4.

Из-за огромного разрыва в уровне доходов, румынским христианам кажется, что американские верующие должны щедро делиться со своими братьями во Христе. Американцы же, очень чувствительные к концепции самообеспечения и “мудрого управления”, обижаются на это, им не нравится, когда их принуждают жертвовать5. Поскольку для американцев так важна благодарность и положительная оценка их действий, относительная скупость выражаемой вслух признательности в румынской культуре кажется им свидетельствующей о нравственной ущербности и, к сожалению, еще меньше способствует желанию жертвовать. Американцы гордятся своей щедростью, но при этом любят, чтобы она была известна окружающим и должным образом оценена.

Контрасты в понимании личного пространства и поведения

У румын и американцев также различаются концепции личного пространства. Прикосновения, телесная близость, широкое использование жестов, разговор на повышенных тонах вообще характерны для южных европейцев. Напротив, североамериканцы обычно держатся на расстоянии. При личном общении румыны располагаются друг к другу ближе, чем это кажется комфортным американцам. И наоборот, в глазах румын дистанция, которую пытаются сохранять при общении американцы, выглядит признаком нежелания устанавливать более тесные личные связи6.

Кроме того, у американцев и румын разное понимание скромности. Однажды члены одной консервативной американской миссионерской семьи упрекнули свою учительницу румынского языка за то, что она носит брюки, так как считали такую одежду нескромной. Она же, в свою очередь, считала нескромной миссионерскую семью за то, что ее члены жили в роскошном съемном доме и ездили на новой машине. Проще говоря, в разных культурах существует разное представление о скромности. Во многих консервативных румынских церквях строго сохраняется дистанция между полами. Мужчины и женщины сидят по разные стороны церкви. На любые прикосновения смотрят косо. В церкви мужчины и женщины ни при каких обстоятельствах не прикасаются друг к другу. Для американцев, довольно неформальных в общении и часто касающихся друг друга, это может привести к большим недопониманиям и конфликтам. То, что американцам кажется невинным жестом, может быть воспринято неверно и привести к сплетням. Объятия, типичные в американской культуре, представляют особую опасность, так как в Румынии на публике обычно не обнимаются.

Этноцентризм

С точки зрения миссиологии, чтобы избежать ненужных конфликтов миссионерам достаточно просто знать о существовании культурных различий. Многие американские евангелики не сознают своей уникальной культурной идентичности и склонны считать свои ценности именно библейскими и универсальными, а не культурно обусловленными. Если бы американцы и румыны могли воспринимать культуры друг друга как одинаково ценные, лишь по-разному объясняющие действительность, многих кросс-культурных конфликтов удалось бы избежать. Этноцентризм же очень мешает этому. Будучи гостями в румынской культуре, именно американские евангелики должны первыми вступать на межкультурный мост.

Слишком часто американские евангельские миссионеры, работающие в Румынии, были, говоря словами самих румын-христиан, "абсолютно необразованны" в вопросах культурных различий между ними и теми, кому они приехали служить. Одни миссионеры считали, что достаточно изучения языка, другие даже не пытались справиться с этой крайне важной задачей. Одни совсем не знали о существовании культурных различий, другие же, знавшие о них, считали румынские ценности нравственно ущербными. Очевидно, простого знания о существовании различий было недостаточно.

Зачастую американцы – как и любой другой народ – даже не подозревают о собственном этноцентризме. Это приводит к трем печальным последствиям: культурной гордости, предвзятому отношению к чужой культуре и, что самое прискорбное, чувству собственного превосходства. Эти три последствия этноцентризма ярко проявились в ответах румын на вопрос “что вам не нравится в американских миссионерах?”. Среди ответов были такие: “высокомерие,” “гордость” и “сознание собственного превосходства”. Совершенно очевидно, что этноцентризм является большой проблемой для миссионеров, работающих в Румынии. Если румыны воспринимают американских миссионеров, как гордых, надменных и высокомерных, каковы шансы, что такие миссионеры окажут реальную помощь румынской евангельской церкви или заведут крепкую дружбу с румынами вообще?

Было бы хорошо, если бы работающие с миссионерами румыны встретили американцев «наполпути» в преодоления культурного барьера. Однако миссионерам нужно быть готовыми пройти по межкультурному мосту самостоятельно, вне зависимости от того, сделают ли румыны первый шаг или нет. Бессмысленно стоять посреди реки и ждать, когда румыны также выйдут на ее середину. В конце концов, именно миссионеры призваны выходить за рамки своей культуры и жить “кросс-культурно”, а не те, кому они приехали служить. 

 Примечания:

1Эдвард Стюарт и Милтон Беннетт, Стереотипы американской культуры: межкультурный взгляд, под ред., (Yarmouth, ME: Intercultural Press, 1972), 56.

2Пол Хайберт, Культурная антропология, 2-е изд. (Grand Rapids, MI: Baker, 1983), 248.

3С.А.Грунлан и М.К. Майерс. Культурная антропология: христианская перспектива (Grand Rapids, MI: Zondervan, 1988), 211; Шервуд Линденфельтер Трансформация культуры: вызов христианской миссии (Grand Rapids, MI: Baker, 1998), 24; Шервуд Линденфельтер, Агенты трансформации: путеводитель для эффективного межкультурного служения (Grand Rapids, MI: Baker, 1996), 198; Серена Нанда, Культурная антропология (Belmont, CA: Wadsworth, 1991), 310; Юджин Нида, Обычаи и культура: антропология для христианских миссий (New York: Harper & Row, 1954), 247.

4 Линденфельтер, Трансформация культуры, 51-53.

5 Там же, Гл 5; Линденфельтер, Агенты трансформации, 87, 92, 242-46.

6 Эдвард Холл, Безмолвный язык (Greenwich, CT: Fawcett, 1959); Эдвард Холл, Скрытое измерение (Garden City, NY: Doubleday, 1966); Дэвид Хесселрейв, под ред. , Теология и миссия: Доклад на консультациях Тринити № 1 (Grand Rapids, MI: Baker, 1978), 299, 301-06; Хайберт, Вопросы антропологии, 96; Хайберт, Культурная антропология, 35; Марк Напп, Невербальная коммуникация в человеческих взаимоотношениях (New York: Holt, Rinehart, and Winston, 1972); Лингенфельтер, Агенты трансформации, 36; Нанда, Культурная антропология, 86; Руфь Фрид, “Пространство, поведение и культурная форма,” Анналы Нью-Йоркской Академии наук 285 (1977), 593-604.

Отредактированные фрагменты печатаются с разрешения издательства по кн. Эндрю ЛаБреш “Этноцентризм. Американские евангельские миссионеры в Румынии: Качественное миссиологическое исследование на основании представительных межкультурных ценностных конфликтов” докторская диссертация, Евангельский Богословский Факультет, Лювен, Бельгия, 2007.

Эндрю ЛаБреш является американским миссионером миссии Greater Europe Mission в Румынии с 1996. Примечание редактора: последняя часть данной статьи будет опубликована в следующем номере Вестника служений и церквей Восток-Запад 19 (Лето 2011).

Количество миссионеров в некоторых республиках бывшего Советского союза и социалистических странах: 2010

Печатается с разрешения издательства. Тодд Джонсон и Кеннет Росс, Атлас мирового христианства (Эдинбург, Шотландия: Издательство Эдинбургского Университета, 2009), 275.

Примечание редактора: в Вестнике служений и церквей Восток-Запад за разные годы также приводилась статистика о количестве миссионеров: том 2 (Зима 1994), том 3 (Весна 1995), том 5 (Весна 1997) и том 10 (Зима 2002). C ростом ограничений на миссионерскую деятельность в ряде стран бывшего СССР многие служения все менее охотно делятся с Вестником Восток-Запад сведениями о количестве работающих с ними миссионеров, что затрудняет сейчас ведение подобного учета. Тем не менее цифры, приведенные в Атласе мирового христианства, кажутся сильно завышенными (если судить по переписке и личному общению с действующими миссионерами). Например, в Вестнике служений и церквей Восток-Запад 5 (Весна 1997), говорилось о 5606 протестантских миссионерах, работающих в странах бывшего СССР в 1996 г. При этом, несмотря на многочисленные указания на сокращение числа миссионеров за последние 15 лет, Атлас сообщает о существовании 20 000 миссионеров в одной лишь России в 2010 г. Также кажется маловероятным, что число миссионеров, работающих в Румынии выросло с 453 в 2001г (эта цифра приведена в Вестнике служений и церквей Восток-Запад 10 (Зима 2002), до 1200 в 2010.