Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Эндрю ЛаБреш

От редактора: Эндрю ЛаБреш несет миссионерское служение в Румынии с 1997 г. Ранее он был директором Миссии Большой Европы в Румынии и Молдове, теперь он трудится с командой из 15 постоянных служителей, а также каждое лето организует краткосрочные миссионерские поездки для групп служителей. В богословском смысле он сам считает себя умеренным диспенсационалистом.

Свое исследование проблем межкультурного диалога, с которыми сталкиваются американские миссионеры в Румынии, он основал не только на книгах по миссиологии и антропологии, но также на данных исследований «Изучение европейских ценностей» (за 1990 и 1999-2000гг), «Изучение мировых ценностей» (за 2003г и далее), а также на своих собственных изысканиях. Автор участвовал в организации анкетирования 66 американских евангельских миссионеров и 43 румынских евангеликов в 2004-05 гг. Обзор европейских и мировых ценностей можно найти в издании «Культурное многообразие европейского единства: определения, объяснения и размышления на основе исследования европейских ценностей» под редакцией Уила Артса, Жака Хагенара и Лоика Халмана (Лейден: Брилл, 2003); www.europeanvalues.nl; www.worldvaluessurvey.org или www.wvs.ir.umich.edu.

В середине двадцатого века переводчик Библии Юджин Нида заметил, что самая большая проблема миссионерства заключается не в послании, а в несущих его посланниках1. По этой причине те проблемы, с которыми в своей работе сталкиваются (или причиной возникновения которых являются) американские евангельские миссионеры, заслуживают отдельного внимания. Одна из главных проблем американских миссионеров – их этноцентризм. Специалист по миссиологии Мириам Эдени в качестве примера того, как иной раз чувствуют себя малийские верующие в процессе сотрудничества с американскими миссионерами, приводит следующий рассказ христианина из Мали по имени Дэниел Кулибали:

Жили-были друзья: Слон и Мышь. Однажды Слон говорит: «Мышонок, давай устроим праздник!» И они устроили праздник. Отовсюду пришли звери. Они ели и пили, пели и танцевали. Слону же было веселее всех. Когда праздник закончился, Слон воскликнул: «Как здорово у нас получилось, Мышонок! Ты помнишь, чтоб когда-нибудь было так весело?» Но в ответ была тишина. «Мышь!? - позвал Слон, - Где ты, Мышь?» Но потом Слон с ужасом увидел Мышонка. Он бездыханно лежал на земле весь в пыли - в порыве радости Слон его просто растоптал. «Вот так и с вами, американцами, - говорит Дэниел, - все равно что танцевать со слоном»2.

Очень серьезная проблема американских евангельских миссионеров в Румынии - их уверенность в том, что румынские евангельские верующие ничем от них не отличаются. И хотя эти различия не так ощутимы и значимы, как в случае огромных отличий культур Америки и Азии, тем не менее, необходимо понимать, что «незначительные культурные расхождения порой преодолеваются тяжелее, чем значительные» 3. Практически в любой честной дискуссии с румынами всплывает утверждение, что у американцев присутствует комплекс превосходства: они думают, что «знают ответы на все вопросы», они лучше знают, «как надо поступать», что «они горды и надменны». Особенность светской и религиозной культуры американцев заключается в их подсознательном стремлении к достижению видимых результатов своей работы. Им необходимо видеть итог своей деятельности, они должны отчитываться дома о проделанной работе. Они движимы «богословием свершений», им присуще стремление к получению моментальных результатов. Таким образом, миссионеры начинают учить местных, сами не научившись слушать. Они сами становятся центром своего служения вместо того, чтобы подготовить к служению тех, для кого они приехали работать. Чтобы скорректировать такое поведение, я стараюсь помочь американским евангельским миссионерам лучше понять самих себя, увидеть, как их воспринимают румынские верующие, научиться лучше ориентироваться в румынской культуре ради успеха Евангелия.

Американские миссионеры, работающие в Румынии, не понимают, что культурные ценности, которых они придерживаются, часто совершенно неприемлемы для румынских евангеликов. Одна из основных причин такого невежества заключается к предположении, что американские ценности являются нормой, что они универсальны для всех культур. Наивный этноцентризм такого мышления утверждает, что «ценности одной группы являются приоритетными по отношению к ценностям другой группы»4. Обычно люди не задумываются о сути своей системы ценностей. Ощущение истинности собственных ценностей – нечто само собой разумеющееся. И, в конце концов, если бы человек не думал, что его ценности правильны, то по сути это не были бы уже ценности.

Комплекс превосходства

Но проблема не только в невежестве, т.е. предположении, что твоя культура – единственная. Вера в положительные качества собственной культуры тоже не проблема – всем культурам присущи как положительные, так и отрицательные стороны, как утверждает Ричард Типлэди 5. Проблемы начинаются, когда люди узнают о ценностях других людей и отвергают их. Это и есть самый настоящий этноцентризм.

Начиная с XV века, техническое, экономическое и военное превосходство Запада привело к такой гордости и заносчивости, что люди на Западе стали думать, будто они являются носителями также и наивысшей культуры. К примеру, сегодня американцы одержимы ощущением собственного превосходства настолько, что это стало реальным барьером в распространении Евангелия6. Таким образом, если американский миссионер отказывается обсуждать, не знает и не заинтересован вкладом православия в румынскую культуру, он тем самым узостью своих взглядов вносит очередной вклад в копилку западной горделивости и этноцентризма. Необходимо также с грустью отметить, что даже если на словах миссионеры признают необходимость понимания исторической веры в Румынии, тем не менее, на практике лишь немногие серьезно относятся как к формальному, так и народному румынскому православию.

Американским миссионерам необходимо, прежде всего, учиться. К сожалению, к этому мало кто стремится. По причине этноцентризма и исторически оформившегося стремления «все исправлять», многие американские евангельские миссионеры приезжают в Румынию, имея «ответы на все вопросы» еще до того, как их о чем-либо спросят.

Из-за этноцентризма американские евангелики часто путают свои собственные культурные ценности с библейскими, не видя разницы между библейским мировоззрением и своим собственным евангельским пониманием мироздания. Проблемы возникают не в том случае, если странной или даже неразумной кажется чужая культура и ее ценности, проблемы начинаются там, где миссионеры считают, что ценности, отличные от их собственных, фундаментально неправильными и неверными с библейской точки зрения. В итоге выходит, что «миссионеры с успехом несут библейское мировоззрение, но только в той его части, которая усвоена в их культуре» 7. Жители Запада, и в частности американцы, с легкостью путают библейское наследие с культурным. О пунктуальности, которую так ценят американцы, к примеру, в Писании ничего не сказано. Американским миссионерам также полезно помнить, что хотя Евангелие должно менять жизнь людей, эти перемены нельзя путать с западными и американскими ценностями.

Американскому миссионеру послание Библии вполне понятно. По крайней мере, ему понятна его американская версия. «Миссионеры часто не догадываются о культурной подоснове западного богословия, на которую оказало влияние греческое понимание мира, в котором ключевую роль играет рациональное построение когнитивного процесса. Но многим другим обществам западное систематическое богословие попросту чуждо» 8.

Системность богословия представителям других культур кажется в лучшем случае непонятной; американская привязанность к определенным и точным формулировкам в описании веры может послужить почвой для возникновения межкультурных конфликтов, в особенности в контексте таких культур, которым вообще не присущи четкие формулировки 9. В данном случае это касается именно Румынии, где для православных имеет большее значение апофатическое богословие (определение Бога от обратного), чем точность и рациональность западного и, в частности, протестантского богословия 10.

Западное стремление к точному, логическому пониманию веры происходит из XVIII века – эпохи европейского Просвещения, которая утвердила главенство эмпирического рассуждения и логики. Именно оттуда берет свое начало утверждение, что интуитивное несистемное мышление незападных культур – не только нелогично, но и в корне неверно 11. Однако необходимо оставить такой способ толкования Писания, который базируется на культурных предпосылках; библейская герменевтика должна брать начало из Писания, которое обладает преимуществом по отношению ко всем культурам, утверждает доброе и осуждает злое. Толкователь Писания в таком случае должен быть хорошо осведомлен об особенностях как своей культуры, так и других культур 12.

На данном этапе приходится говорить об огромном потенциале для возникновения межкультурных конфликтов. Американские евангельские миссионеры свято чтут Библию и свое толкование ее. В то же время, румынские евангелики не всегда читают Библию именно так, как это делает типичный американский евангельский миссионер, работающий в Румынии.

Например, во многих румынских церквях – совсем не так, как в американских – женщины покрывают голову и хранят в церкви молчание, не носят украшений, поступают буквально так, как сказано об этом в Библии. Тот, кто подсознательно принимает свои поведенческие модели, основанные на западной культуре, за «христианский» образ жизни, совершает большую ошибку – это очень сильно подрывает служение проповеди Евангелия, доходя даже до подмены понятий «западного» и «христианского» 13.

Этноцентричныий подход культурного превосходства среди американских миссионеров также берет свое начало в мнимой опытности и возрасте евангельских церквей Америки в сравнении с достаточно молодым возрастом евангельского движения в Румынии (баптисты там существуют с середины XIX века, пятидесятники – с 1920-х гг). Однако в данном случае полностью игнорируется тот факт, что христианские церкви существуют в Румынии уже более тысячи лет, они там появились задолго до того, как европейцы ступили на американскую землю. Также встречается патерналистская идея, что в некотором смысле церковь, пославшая миссионера на служение, является по праву «материнской» церковью. Помимо того факта, что у румынских евангельских церквей исторически не было практически никаких связей с американскими евангеликами, нужно также отметить, что Библия не проводит различия между «старшими» и «младшими» церквями. Румынские баптистские церкви происходят от немецких, а не американских, миссионеров. Также и первые пятидесятнические церкви были основаны не американскими миссионерами. Нигде в Новом Завете мы не находим, чтобы к церквям Палестины было особое отношение, отличное от малоазийских или греческих церквей. «Нигде не поднимается вопрос о превосходстве авторитета более старых церквей над более молодыми. Весь Новый Завет посвящен церкви как единому целому, берущему начало от одного корня, построенному на одном основании» 14.

 Опасности такого излишне «протекционистского» подхода миссионеров давно известны. Джей Бавинк описывает общие негативные последствия такого заносчивого подхода. Во-первых, «к молодой церкви автоматически относятся как к незрелой». Во-вторых, «миссионер начинает считать себя гарантом успеха служения» 15. Как замечает миссиолог Шервуд Лингенфельтер: «Миссионеры часто похожи не на тех, кто служит, а на тех, кому служат. И такое отношение вытекает не из плотской природы людей, но скорее из позиции экономической власти, которая есть у иностранных миссионеров над их местными сотрудниками»16.

Западный патернализм часто усиливается по причине стремления румынских евангеликов перенять практики западных церквей. Хотя и другие факторы играют определенную роль (например, финансовая выгода), безоговорочное принятие всего западного также видно по стремлению многих молодых румынских церквей ко всему, что можно назвать американским: богослужебная музыка, печатные церковные бюллетени, использование проекторов на служениях, конспекты проповедей, организация малых групп. Если все эти культурные практики помогают в служении румынских церквей, все нормально. Но всегда ли они полезны? 17 Быть может новые церкви должны выглядеть более по-православному, чем по-американски? Или как-то иначе? Ответить на все эти вопросы должны сами румынские верующие.

Разумеется, румыны точно так же, как и американцы, страдают от своего этноцентризма. Евангелики часто просто не знают о том, что их история и культура формировались во многом под иностранным влиянием. Им свойственно считать свой образ жизни библейским и румынским по происхождению, они не признают иностранного влияния. Несколько лет назад коллега миссионер пересказал мне разговор, который у него состоялся с румынским верующим о гимнах, которые они поют в церквях. Мой коллега спросил, хорошо ли переведены эти гимны на румынский. Румын ответил утвердительно, ведь это румынские мелодии, включая известный румынский гимн «Наш Бог – крепкая башня», написанный известным румынским автором песен Мартином Лютером.

Преодоление этноцентризма

Объективное изучение родной культуры может помочь человеку осознать свои собственные культурные особенности и установки. В отличие от скудных знаний, полученных на кратком курсе по антропологии, сам процесс межкультурного общения может помочь приобрести более глубокое понимание чужой культуры 18. Что же касается межкультурных конфликтов, стремление понять другого человека помогает увидеть, что, к примеру, один человек совсем не хотел обидеть своим поведением другого, просто в одной культуре такое поведение неприемлемо, а в другой – совершенно нормально.

Если стороны межкультурного конфликта поймут, что никто не хотел никого обидеть, это снимет напряжение и устранит недопонимание. Конечно, останутся вещи в поведении людей, которые покажутся другим неприемлемыми, оскорбительными, неестественными, но, скорее всего, уже не будет такого жесткого отвержения представителя другой культуры 19. В 1950-х гг. коптский епископ Антоний Маркос дал миссионерам из своей церкви, которые отправлялись на служение в другой конец Африки, простые практические советы, чтобы лучше понять местную культуру. Можно принять эти рекомендации в качестве основных принципов межкультурного общения:

Своя собственная культура

Одна из самых важных причин исследования особенностей своей собственной культуры заключается в том, что культура надевает на человека невидимые шоры, которые не дают ему возможности объективно понять культуру и систему ценностей другого. Необходимо уяснить, что все люди поступают не каким-то одним естественным образом в соответствии с некоей универсальной системой ценностей, напротив, они поступают в соответствии с культурными особенностями, которые им были привиты еще с раннего детства21. Этим мы, разумеется, не хотим сказать, что миссионеру необходимо расстаться с библейскими принципами или абсолютами ради относительности культуры. Но необходимо учиться воспринимать реальность адекватно и понимать свои культурные предустановки по-новому, иначе 22. Этому очень трудно научиться, если не понимаешь своей собственной культуры. Только лишь «осознав, кто мы сами есть на самом деле, мы сможем правильно понять ценности других людей» 23. Нет ничего неправильного в том, что мы были воспитаны в том или ином христианском окружении, будь то в Америке или где-то еще. Но нужно понимать, что это окружение для всех разное, а не одно единственное.

Примечания:

1 Обычаи и культура: антропология для христианских миссий (New York: Harper & Row, 1954), 251.

2 “Рассказывая истории: контекстуализация и американская миссиология” в сборнике Глобальная миссиология для XXI века: диалог Игуассу, под ред. Уильяма Тейлора (Grand Rapids, MI: Baker Academic, 2000), 377.

3 Крейг Сторти, Искусство пересечения культур (Yarmouth, ME: Intercultural Press, 1995), 14.

4 Веб-сайт, посвященный этноцентризму: www.geocities.com/CapitolHill/Lobby/html.

5 “Пусть X=X: Поколение X и Всемирные миссии” в в сборнике Глобальная миссиология для XXI века: диалог Игуассу, под ред. Уильяма Тейлора (Grand Rapids, MI: Baker Academic, 2000). Ричард Типлэди является президентом Международного Христианского Колледжа, Глазго, Шотландия.

6 Дж. Бавинк, Введение в науку о миссиях (Phillipsburg, NJ: Presbyterean & Reformed, 1960), 133.

7 Шервуд Дж. Лингенфельтер, Трансформируя культуру: вызов христианской миссии (Grand Rapids, MI: Baker, 1998), 12.

8 Пол Хайберт, Антропологические подсказки для миссионеров (Grand Rapids, MI: Baker, 1985), 214.

9 Там же.

10 Особенно полезны для понимания теологии отрицания см. Владимир Лосский “Божественная тьма” гл. 2 в сб. Мистическая теология восточной церкви (Crestwood, NY: St. Vladimir’s Seminary Press, 1976); Владимир Лосский, “Отрицательный и положительный путь,” гл. 1, часть 2 в Православное богословие: введение (Grand Rapids, MI: Baker, 1994); Дэниел Кленденин, Богословие восточного православия: западный взгляд (Grand Rapids, MI: Baker, 1994); а также Дэниел Кленденин, Богословие восточного православия: современный взгляд (Grand Rapids, MI: Zondervan, 1995), 56.

11 Нида, Обычаи и культура, 6.

12 Прекрасная критика западной теологии и ее недостатков содержится в Реджиналд Бибби, Фрагментарные боги (Toronto: Irwin, 1987).

13 С. А. Грунлан и М. К. Майерс, Культурная антропология: христианский взгляд (Grand Rapids, MI: Zondervan, 1988), 56.

14 Бавинк, Введение в науку миссий, 192.

15 Там же, 197.

16 Лингенфельтер, Трансформирующая культура, 144.

17 Бавинк, Введение в науку миссий, 105, 188 и 178.

18 Пол Хайберт, Культурная антропология. 2-е изд. (Grand Rapids, MI: Baker, 1983), 445-46.

19 Крэг Сторти, Американцы за работой: путеводитель для “всё-могущих” людей” (Yarmouth, ME: Intercultural Press, 2004), 3-4.

20 Фрэнсис Омонди, “Коптские общины, духовность и миссия” в сб. Глобальная миссиология для XXI века: диалог Игуассу, под ред. Уильяма Тейлора (Grand Rapids, MI: Baker Academic, 2000), 512.

21 C. M. Аренсберг и А.Х. Ниехофф, под ред., Представляя социальные перемены: руководство для развития общества, 2-е изд. (Chicago: Aldine, 1971), 208; Серена Нанда, Культурная антропология (Belmont, CA: Wadsworth, 1991), 27-28.

22 Марвин Майерс, Христианство против культуры: стратегия кросс-культурной евангелизации, испр. изд. (Grand Rapids, MI: Zondervan, 1987), 241; Дэвид Хесселгрейв и Эдвард Роммен, Контекстуализация: значение, методы и модели (Grand Rapids, MI: Baker, 1989), 34.

23 Шервуд Лингенфельтер и Марвин Кин Майерс, Служить кросс-культурно: воплощенная модель для личных отношений (Grand Rapids, MI: Baker, 1986), 119.

24 Эндрю Уоллс, Миссионерское движение в христианской истории: изучение передачи веры (Maryknoll, NY: Orbis, 1996), 235.

Печатается с сокращениями с разрешения автора по: Эндрю ЛаБреш, “Этноцентризм. Американские миссионеры в Румынии: качественное миссиологическое исследование межкультурных противоречий на основе конфликта ценностей”, докторская диссертация, Евангелический богословский факультет Лювена, Бельгия, 2007. Продолжение данной диссертации будет опубликовано в последующих выпусках Вестника Служений и Церквей Восток-Запад.