Интервью с Юраем Кусниреком

От редактора: Юрай Куснирек – журналист, музыкант, литературовед и кинокритик, основатель книжного магазина «Артфорум», соведущий еженедельного телевизионного ток-шоу, заместитель главного редактора влиятельного словацкого еженедельника Týždeň (“Неделя”).

Редактор: Расскажите немного о себе.

Я родился в центральной Словакии в городе Банска Бистрица в очень религиозной семье. Моя мать была бухгалтером, отец – механиком. Оба очень активно участвовали в жизни поместной евангельской церкви.

Ред.: Где Вы получили образование?

Из-за религиозной принадлежности нашей семьи путь в гуманитарные науки, к которым я изначально питал склонность, был для меня закрыт. Поэтому я поступил на факультет информатики Словацкого Технологического Университета в Братиславе и с успехом его закончил, хотя и по сей день не понимаю, как работает компьютер!

Ред.: Как Вы стали христианином?

Я вырос в очень религиозной (даже слишком религиозной) семье. Благодаря этому во мне утвердилась крепкая вера в существование Бога и не менее крепкое недоверие к церкви. Приехав в Братиславу, чтобы учиться в университете, я старался избегать церкви, однако, у меня не получалось убежать от Бога – ведь я боялся Его. Когда мне было лет 20, я попал в компанию художников, большинство из которых хотя и не ходили ни в какую церковь, тем не менее были христианами. Они принадлежали к движению Навигаторов. А я в то время был эдаким богемным хиппи. В иллюстрации, где мостом между Богом и человеком был Христос (прим. ред.: см. http://www.navigators.org/us/resources/illustrations/items/bridge), я впервые в жизни увидел Бога любящим и предлагающим спасение страждущим, а не нас, изо всех сил пытающихся быть настолько хорошими, чтобы достичь Бога. Озарение снизошло на меня несколько дней спустя, в автобусе (я и сейчас могу показать вам конкретное место в Братиславе, где это случилось), к своему удивлению я понял, что больше не боюсь смерти и Божьего суда. Иисус принес жертву, которой было достаточно, чтобы покрыть все мои грехи – и прошлые и будущие. Я даже думал, что было бы хорошо умереть прямо сейчас, чтобы оказаться с Богом и вечно пребывать в Его совершенной любви. И хотя я все еще жив, это ощущение меня не оставляет. Теперь моя несовершенная жизнь исполнена надежды.

Ред.: Не могли бы Вы поделиться своими ощущениями по поводу падения в Чехословакии коммунистического режима?

Это было чудом. Режим, который, казалось, будет существовать “вечно”, рухнул в одночасье. Это было невероятно, все было похоже на сон. Я и по сей день считаю это чудом и чувствую, что мне очень повезло, что я видел это своими глазами. Обожаю свободу!

Ред.: Расскажите, пожалуйста, о своей работе с Маршем Мойлом и его христианским консультационно-издательским агентством «Центрально-Европейский Фонд»

Все началось с недоразумения: Марш взял меня на работу как программиста, но вскоре обнаружил, что в компьютерах я не слишком-то разбираюсь. Тем не менее, вскоре мы с Маршем подружились и пришли к выводу, что по-настоящему Церкви Центральной и Восточной Европы необходимо следующее - осознать себя и свою новую роль в условиях пост-коммунистического мироустройства. Поэтому мы создали научный центр, написали несколько исследовательских работ, стали проводить конференции, семинары и беседы с пасторами и священниками, издавали книги. В Фонде я курировал ведение исследовательской работы и книгоиздание.

Ред.: Как Вы объясните свое решение перейти от полной занятости в христианском служении к работе журналиста и телеведущего в светских средствах массовой информации?

Я проработал в Центрально-Европейском Фонде восемь лет, и к концу этого периода все больше и больше стал чувствовать, что мне «не по себе» в этом исключительно христианском окружении. Я всегда был тесно связан со «светской» словацкой культурой - в 1990-е был одним из основателей первого в Словакии независимого книжного магазина, а затем и свободной музыкальной радиостанции. Поэтому я решил, что мне следует жить и работать в своей естественной среде. Так я оставил служение в Центрально-Европейском Фонде и стал работать в книжном магазине, который открыл за несколько лет до этого. Как книготорговец я начал писать о книгах и музыке, затем пришел работать на ТВ, а потом меня пригласили стать главным редактором нового еженедельника. Когда мне предложили работать в журнале, то перед тем как согласиться, я колебался не более минуты. Я и сейчас убежден, что именно в этом состоит мое призвание. Здесь я как рыба в воде. Обожаю альтернативный рок и джаз. Обожаю книги. Люблю знакомиться с новыми людьми, разговаривать с ними, слушать, читать и писать. Хотя многим известно, что я христианин –ведь я стал “публичным человеком” – я не часто говорю или пишу о религии.

Ред.: Назовите две или три книги, особенно повлиявшие на Ваше духовное становление

В первую очередь это было “Просто христианство” Клайва Льюиса, а также “Исповедь” Блаженного Августина и “Познавая Бога” Дж. Пакера.

Ред.: Какие авторы могут помочь западным читателям понять культуру и менталитет восточных европейцев?

Я бы посоветовал прочитать несколько книг Милана Кундеры (“Шутка”, “Невыносимая легкость бытия”,

“Бессмертие”). Они помогут понять глубоко заложенный в нас экзистенциальный цинизм. Также поэмы и эссе польского лауреата Нобелевской премии Чеслава Милоша. Он очень религиозен, хотя и в довольно ортодоксальном ключе. Любые книги великого венгерского писателя Петера Эстерхази, особенно “Небесная гармония” (2001). Я вообще считаю его одним из лучших среди ныне живущих писателей. Он прекрасный мастер показать глубокую веру в Бога на фоне пошлости и безысходности нашей повседневной жизни. Еще “Кадиш по нерожденному ребенку” выдающегося венгерского писателя еврейского происхождения Имре Кертеса.

Ред.: Чем, по Вашему мнению, объясняется успех экономики и большая религиозная терпимость современной Словакии по сравнению с другими пост-социалистическими государствами?

Словакии не раз везло в ХХ веке. В 1900 г. независимой словацкой нации вообще не существовало. В

1918 г. Словакия стала частью Чехословацкой республики и в течение 20 лет наслаждалась свободой, демократией и экономическим процветанием. В годы Второй мировой войны Словакия была союзницей гитлеровской Германии, но очень вовремя (в августе 1944) антифашистское словацкое национальное восстание поставило нас в один ряд с победителями. После этого последовали 40 лет социализма, который в Словакии не был столь же жестким, как на чешской территории ЧССР. Словацких диссидентов, например, отправляли работать в библиотеки, тогда как чешских – на фабрики или вообще вынуждали эмигрировать под страхом высылки в Советский Союз. А затем в 1989 г. мы поддержали наших чешских братьев во время «бархатной революции», после чего смогли получили свободу и относительное экономическое процветание. Словаки никогда не были большими провидцами, но каким-то образом – часто в последнюю минуту – вставали на правильную сторону и оставались “в выигрыше”. Сейчас мы - часть Европейского Союза, нашей национальной валютой является евро, а с 1992 г. Словакия обрела независимось и неплохо с этим справляется. Мы удачливые победители.

Ред.: Насколько серьезную угрозу для духовной жизни Центральной и Восточной Европы представляет сегодня стремление к материальному комфорту?

Недавно я написал статью, которая начиналась с утверждения о том, что фраза “Словакия – христианская страна” – это не более, чем миф. Хотя почти 80% населения Словакии называют себя христианами, это практически ничего не значит. Они не любят праведность и свободу, они не проявляют любовь милость к бедным и угнетенным. Все, к чему они стремятся, - это иметь достаточно денег, чтобы жить в покое и процветании. Но они – или скорее я должен сказать “мы” - хотят верить в доброго и милостивого Бога. Бог, о котором мы узнаем в церкви, - это всемогущий и карающий царь, который почему-то не слишком связан с нашей реальностью.

Я вижу стремление к Богу в рок-клубах. Я знаком с ди-джеями, которые стараются верить в Бога. На плече Ритмуса – самого известного в Словакии хип-хопера и гангста-рэппера - вытатуировано лицо Христа в терновом венце. Когда я спросил его, почему, он ответил: “потому что Иисус – мой герой”. Все боятся безвоздушного пространства. Многие в Словакии боятся духовного вакуума.

Ред.: В чем преуспели словацкие церкви? И что им нужно делать иначе, чтобы быть сегодня солью и светом словацкого общества?

Некоторые церкви, в особенности католическая и адвентистская, успешно работают в области благотворительности. Они искренне пекутся о бездомных, престарелых и бедных. За последние 20 лет они научились вести благотворительную работу очень хорошо. Некоторые церкви также пытаются не проповедовать, а скорее слушать и помогать. По моему скромному мнению, церкви должны быть более открытыми. Им нужно стремиться устранять культурные барьеры, предлагая духовную поддержку, помощь и совет тем, кто в них приходит.

Духовный голод сейчас велик. Хочу привести лишь один пример. Самый большой в Словакии рок-фестиваль под открытым небом называется Pohoda [по-словацки «мир» - прим. перев.], и я являюсь одним из его организаторов. Это нехристианский фестиваль, и не мне принадлежала идея закончить в этом году (в июле 2010) фестиваль в воскресенье экуменическим богослужением (обычно фестиваль начинается в четверг и заканчивается поздно ночью в субботу). С этой идеей ко мне подошел мой друг Михаль Петер Балзари – создатель этого фестиваля и известных рок-музыкант. Так мы и сделали. Поклонение вели хасидский раввин, пропевший прекрасное благословение, 82-летний католический священник, в 1950-е гг. отработавший 10 лет на урановых шахтах как политический заключенный, евангельский пастор и женщина-священник лютеранской церкви. На этом служении на невероятном, почти невыносимом солнце, присутствовало почти 2 000 человек. На следующий день все СМИ отметили, что это был великолепный финал рок-фестиваля.

Ред.: Не могли бы Вы рассказать о своих телевизионных программах, которые заставили Вашу аудиторию задуматься над важными этическими или духовными вопросами?

У нас была одна программа, в которой участвовали умственно-отсталые люди, мы два часа разговаривали с ними о том, что они чувствуют и как воспринимают окружающий мир. У нас была дискуссия о смерти, абортах и браке. Была программа об “альтернативном образе жизни” с панками, рейверами и растаманами. В основном же мы говорим о политике, именно за это нашу программу так любят и одновременно так ненавидят.

Ред.: Расскажите нашим читателям, какого рода статьи Вы пишете, чтобы мы могли лучше понять Ваш вклад в словацкую культуру.

Я перечислю лишь несколько статей, которые я написал за последние недели: “Мир на острове” – о кинофестивале на итальянском острове Искья, в котором участвовали Питер Фонда, Хезер Грэм, Орнелла Мути и другие; “Они не с Марса” - о словацкой цыганской музыке; “Конец парада любви” – о трагическом завершении гей-парада в немецком Дисбурге, где погиб 21 человек; “Люди в черном” – большая статья о Джонни Кэше.

Также я постоянно даю рецензии на альбомы альтернативной музыки, например, альбомы Сигур Рос, Нэшнл, Карибу, Боба Дилана, Депеш Мод и др. Беру интервью у словацких и иностранных музыкантов и писателей (Ник Кейв, Пэтти Смит, Лу Родс, Хозе Гонсалез, Эмилиана Торрини, Энимал Коллектив, Продиджи, Стрэнглерс и др.)

Я стараюсь писать рецензию на каждую заслуживающую внимания новую книгу, выходящую в Словакии. Сейчас я готовлю серию статей о важнейших христианских понятия, таких как: грех, небеса, спасение, церковь, святость, Троица. Я собираюсь задать очень простые вопросы о значении этих слов самым разным пасторам, священникам и богословам.

Примечание редактора: ранее Вестник Служений и Церквей Восток-Запад печатал статьи Юрая Куснирека “Пост-модернистская культура в пост-советских странах” 2 (Зима 1994) и “Табу центральноевропейской церкви” 8 (Зима 2000).