Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Марк Р. Эллиотт

От редактора: первая часть статьи была опубликована в предыдущем выпуске Вестника Служений и Церквей Восток-Запад №18 (Зима 2010).

Переосмысление назначения учебных заведений

Говоря о тяжелой ситуации большинства очных программ, Сергей Санников, исполнительный директор Евразийской аккредитационной ассоциации, заметил: «Когда все эти школы открывались, у них не было стратегического плана – это были спонтанные инициативы. Люди были полны энтузиазма, была западная поддержка, вот они и появились».1 Недостаток планирования и осмысления очень хорошо очевиден во многих учебных заведениях. Так, молдавский профессор Олег Турлак дал такую рекомендацию для дальнейшего развития богословских школ: «Нужна переоценка их миссии и видения. Каждая школа должна сотрудничать со своей ассоциацией или объединением церквей для обсуждения цели существования школ и их места в служении».2

Академическое или пасторское обучение

Каким должно быть богословское образование? Академическим, пасторским или оно должно сочетать то и другое? Многие руководители церквей на территории бывшего Советского Союза готовы подписаться под высказыванием евангельского англиканского богослова Алистера МакГрата: «Растущий разрыв между академическим богословием и церковью привел к тому, что вопросы, которыми занимается теология, не имеют никакой значимости для жизни, богослужения и миссии церкви».3 Эстонский баптистский богослов Тоиво Пилли соглашается с МакГратом, но он все же признает, что академическое богословие играет жизненно важную роль в выполнении пророческой функции церкви, оно генерирует «контекстуально значимое богословское осмысление» важных социальных и культурных процессов.4 Вне всякого сомнения, некоторые деятели постсоветского богословского образования преувеличивают значимость академического образования, отчего страдает практическая пасторская подготовка, но это происходит и на Западне тоже. И все же есть смысл  в том, что Пилли отвергает «нарастающую тенденцию рассматривать веру и знание как несовместимые понятия».5 К какому бы заключению относительно связи веры и знания мы ни пришли, нужно согласиться: каждая школа вместе со своими учредителями должна тщательно продумать этот вопрос для того, чтобы достичь реализации общего видения и цели, которые у каждого учебного заведения могут быть свои.

Реакция на снижение количества поступающих

По мере снижения количества абитуриентов, богословские школы стали предпринимать определенные шаги. Самым частым решением проблемы радикального снижения количества студентов полноценных очных программ стало расширение неформальных программ, и это может стать спасением множества учебных заведений. Вопрос неформального богословского образования на постсоветском пространстве насколько обширен, что заслуживает отдельного исследования. Ниже мы вернемся к этой теме.

Закрытие и слияние

Как уже было сказано, из-за отсутствия студентов многие программы закрылись или закроются в скором времени. Даже Сергей Санников говорит об этом: «Целый ряд богословских школ должен закрыться, и скоро это произойдет».6 Некоторым школам стоит рассмотреть возможность слияния. Полноценное богословское образование, без сомнения, - наиболее дорогостоящее из церковных дел. Необходимы помещения, преподаватели, библиотеки, учебники, и все это стоит больших денег, на это нужно много времени. В виду низкого количества протестантов на постсоветском пространстве (около одного процента), из-за практического отсутствия местного финансирования, а также из-за ослабевания интереса со стороны западных жертвователей, слияние нескольких школ в одну – насущная необходимость.7 Однако узкая деноминационная направленность и доктринальные различия сильно затрудняют процесс объединения.

Тем, кто на территории бывшего СССР надеется на сотрудничество с другими школами, будет интересен опыт Болгарского евангельского богословского института (BETI). В 1999 году в Софии объединились шесть деноминационных школ (Ассамблея Бога, баптисты, Церковь Божья, конгрегационалисты, методисты и Единая Церковь Бога). Получилось не идеально, но заслуживает внимания.8

Найти свою нишу

Есть еще одна хитрость, которая может содействовать выживанию школы – внедрять уникальные специальности.9 В колледже теологии и образования Кишинева (Молдова), который специализируется на евангелизации среди мусульман, больше студентов из Средней Азии, чем из самой Молдовы.10 Некоторые школы усовершенствовали свои программы по изучению английского языка, чтобы привлечь абитуриентов. Многие школы наряду с богословием пытаются активно внедрять программы гуманитарных наук. Две среднеазиатские школы, которые исследовал в своей работе Инсур Шамгунов, рассматривали для себя именно такой сценарий.11 Названия таких институтов, как Санкт-Петербургский христианский университет (СПХУ) и Донецкий христианский университет (ДХУ) говорят как раз о том, что они предлагают к изучению небогословские предметы. В последнее время многие руководители семинарий обращаются за консультациями по формированию программ гуманитарных наук в Московский российско-американский институт (РАИ), который построен как раз по образцу американских христианских колледжей гуманитарных наук.

Есть еще один пример успешного расширения спектра образовательных программ на территории бывшего СССР – Заокский университет Адвентистов седьмого дня. Это учебное заведение расположено на территории религиозного студенческого городка, надо сказать, это одно из лучших мест такого рода. Заокский университет предлагает студентам на выбор специальности по теологии, музыке, английскому языку, социальной работе, экономике, бухгалтерскому учету, юриспруденции, физической культуре и сельскому хозяйству.12 Что бы кто ни думал по поводу адвентистского богословия, это учебное заведение заслуживает самого пристального внимания по причине проделанной работы в сфере самоокупаемости и невероятно широкого спектра предлагаемых образовательных программ.13

Протестантские семинарии могут также обратить внимание еще на одну область, которую можно развивать – исследование Православия с евангельской точки зрения. Такую программу, в принципе, можно развивать в сотрудничестве с теми православными учебными заведениями, которые были бы готовы рассмотреть возможность сотрудничества с протестантами. В качестве примера можно привести Библейско-богословский институт св. Андрея, который возглавляет Андрей Бодров, или Православный научно-исследовательский институт миссиологии, экуменизма и новых религиозных течений под началом отца Владимира Федорова.14

Укрепление церковно-академических связей

Разумеется, чтобы выжить, семинариям следует укреплять связи с церквями, для которых они готовят выпускников.15 Еще в 1998 году на конференции ЕААА деятели богословского образования высказали свои рекомендации для исправления сложившейся ситуации во взаимоотношениях школы и церкви. Александр Карнаух (Одесская баптистская богословская семинария) убеждал семинарских профессоров в необходимости изыскать возможность преподавать в церквях. Со своей стороны Рудольфо Гирои (Евразийская богословская семинария Церкви Бога в Кливленде) на той встрече предложил «возвращать студентов в церкви после прохождения половины образовательной программы».16 Инсур Шамгунов в своей яркой диссертации на тему протестантского богословского образования в Средней Азии предупреждает, что без тесной связи между школой и церковью «пострадает не только качество образования, но и само существование образовательных учреждений окажется под угрозой».17

Преодоление зависимости от Запада

Чтобы укрепить связи между семинариями и церквями, школам необходимо ослабить зависимость от западного финансирования. Так что вопреки чьим-то желаниям, руководителям семинарий придется стать в некотором роде бизнесменами, им придется сводить концы с концами и наполнять бюджет. Это значит, что придется сокращать издержки, иметь общий с другими школами преподавательский состав, брать со студентов значительную плату за образование,18 продавать здания, сдавать помещения в аренду.19

Все больше семинарий сталкиваются с необходимостью перераспределения площадей, чтобы была возможность извлекать прибыль всеми возможными способами. Вот некоторые примеры новых видов деятельности богословских школ: автосервис (Донецк), проведение свадебных торжеств (Санкт-Петербургский Христианский университет),21 сдача общежитий в аренду туристам (СПХУ), гостиничные услуги и услуги по проведению конференций и мероприятий (ДХУ, СПХУ, Международная баптистская богословская семинария). 22 В Донецке на коммерческой основе проходят конференции таких организаций, как: Международный университет (InterVarsity), программа изучения английского языка «Новые горизонты», Католики восточного обряда и Восточно-европейский саммит помощи детям группы риска.23

В прошлом семинарии отказывались от предложений западных партнеров открывать коммерческие предприятия, чтобы финансировать издержки, но теперь все меняется. В Донецке выращивают овощи на продажу, студенты Заокской академии не только выращивают продукты, которые подают в столовой, они еще и трудятся в местной типографии.24 Помимо творческих подходов в использовании помещений, в семинариях следует обучать студентов навыкам управления и учить церкви менеджменту. С грустью можно констатировать, что на постсоветской территории не принято платить десятину.25

Часто приходится слышать, что христиане бывшего СССР слишком бедны и не могут поддерживать свои церкви, что уж говорить об учебных заведениях. Есть доля истины в том, что в годы советских преследований за веру христианам был закрыт путь к хорошему образованию и высокооплачиваемым должностям. Это означало, что верующие могли выполнять часто только неквалифицированную низкооплачиваемую ручную работу. Но христиане в славянских землях не самые бедные. Многие верующие стран третьего мира, где экономическая ситуация катастрофическая, тем не менее, поддерживают финансово свои церкви и даже семинарии. И это без того уровня западной поддержки, что есть у христиан на территории бывшего СССР.

Развитие неформальных образовательных программ

Как уже было отмечено, самой распространенной реакцией на снижение количества поступающих стало развитие неформальных программ. После закрытия последней в СССР библейской школы в 1929 году в течение многих десятилетий у протестантов не было выбора, приходилось полагаться на индивидуальное наставничество, когда опытные священники учили будущих пасторов. Это не что иное, как пример неформального образования. Затем в 1968 году советские власти нехотя разрешили проводить заочное обучение. Такое обучение могла проводить единственная признанная национальная протестантская деноминация – евангельские христиане-баптисты (ЕХБ). Пасторам, зачисленным на эти курсы, разрешалось приезжать в Москву на короткие учебные сессии. С течением времени продолжительность и значимость очных периодов этого обучения непрерывно возрастали, так что к концу эпохи СССР сессионные модули дистанционной программы приняли очертания традиционной очной семинарской программы.26

Обманчивая статистика

Статистика, обобщающая количество поступающих в богословские вузы, достаточно обманчива и неточна. Тем не менее, какой бы неполноценной эта статистика ни была, она приводит нас к двум умозаключениям, которые сомнению не подлежат: 1) у нетрадиционного богословского образования большая история, на протяжении ощутимого периода времени оно обладало и обладает высокой значимостью; и 2) нетрадиционные программы обучения – сегодняшний выбор большинства пасторов.

В 1992 году в киевской Православной семинарии значилось 335 студентов на неформальных программах и только 214 очников. Еще в 1993 году у адвентистов было 500 студентов на заочном отделении в трех филиалах.28 В 1995 году в Греко-католический теологический институт в Ивано-Франковске было зачислено 800 студентов-заочников и только 480 очников.29 К 2005 году у Русской Православной Церкви на территории бывшего СССР было 5700 студентов заочных отделений и 5155 студентов очных программ.30

По причинам сугубо практического свойства в Московской богословской семинарии евангельских христиан-баптистов (МБС) полностью прекратило свою работу очное отделение,но было образовано восемь филиалов заочного образования, в которые было зачислено 600 студентов.31 Кризис очного отделения из-за катастрофического недобора студентов встал настолько остро, что совет попечителей семинарии был вынужден воспользоваться услугами наемных консультантов из Евразийской аккредитационной ассоциации (Сергей Санников, Питер Пеннер и Чарли Уорнер). В итоге в 2007 году ректором семинарии был назначен заместитель председателя Российского Союза ЕХБ Петр Мицкевич, был осуществлен переход от очной формы обучения к заочной.32 В 2009 году к Московской баптистской семинарии (МБС) был присоединен Библейский институт Международной Библейской Миссии (Франкфурт, Германия и Вичита, Канзас), именно тогда начался стремительный рост числа студентов-заочников, их количество выросло на 700 человек.33

В Московском теологическом институте (МТИ), который является филиалом Ассамблеи Бога, числится 700 студентов заочных программ. В МТИ ожидается наплыв студентов после того, как было образовано четыре новых филиала для заочного обучения пасторов из незарегистрированных церквей. Об этом ходатайствовало двадцать два епископа незарегистрированных церквей пятидесятников.34

Помимо этих церковных и миссионерских неформальных образовательных программ, которые мы упомянули, есть еще множество евангельских неформальных школ, в которых проходят обучение тысячи студентов. Центр христианского обучения международного института служения, базирующийся в Австрии, является, вероятно, самым большим протестантским заочным образовательным учреждением в Восточной Европе, в котором студенты по переписке получают образование уровня семинарской магистерской программы. Недавно в это заведение было зачислено 750 новых студентов.35 Школа без стен, образованная Русским служением Питера Дейнеки (Ассоциация «Духовное возрождение» на постсоветском пространстве), проводит заочное обучение в 62 филиалах, в которых в 2008-09 гг. числилось 1813 студентов.36 Другие неформальные евангельские образовательные программы: Служение Запад-Восток, БИИ, Международный центр подготовки лидеров церкви, Американское баптистское международное служение, Международное служение богословского образования, Богословы без границ.37

Примечания:

1 Йодер, “Будущее” 2.

2 Турлак, “Кризис,” 19.

3 Алистер МакГрат, Возрождение англиканства (London: SPCK, 1994), 152.

4 Тойво Пилли, “Находя баланс между церковью и школой: баптистское теологическое оборазование в Эстонии,” Religion in Eastern Europe 26 (август 2006), 39-41.

5 Там же, 39.

6 Йодер, “Будущее,” 1.

7 Там же, 2; Браун, “Прогресс,” 10-11; Ноеллисте, “Богословское образование,” 10-11.

8 Гари Гриффит, “Новый библейский институт, открывшийся в Болгарии,” Вестник Служений и Церквей Восток-Запад 8 (Зима 2000), 14.

9 Йодер, “Будущее,” 2.

10 Джейсон Ференци, телефонное интервью от 27 октября 2009.

11 Шамгунов, “Слушая,” 277.

12 Гари Лэнд, Исторический словарь адвентистов Седьмого дня (Lanham, MD: Scarecrow Press, 2005), 336-37; “Заокский Адвентистский Университет,” Адвентистский интернет-ежегодник, http://www.adventistyearbook.org.

13 Эллиотт, “Протестантское,” 16.

14 www.standrews.ru: http///www.wcc-coe.org/wdd/what/interreligious/cd31-02.html.

15 Шамгунов, “Слушая,” 286-87; Турлак, “Кризис,” 19.

16 Мицкевич, “Проблемы,” 6. См. также Эллиотт, “Недавние исследования” 35.

17 Шамгунов, “Слушая,” 286.

18 Джейсон Ференци, телефонное интервью от 27 октября 2009.

19 Тед Роджерс, телефонное интервью от 26 октября 2009.

20 Рей Пригодич, встреча 27 февраля 2008.

21 Джейсон Ференци, телефонное интервью от 27 октября 2009 22 Уолтер Саватски, телефонное интервью от 26 октября 2009.

23 Донецкий Христианский Университет, Вестник университета, Осень 2009, 2. 24 Эллиотт, “Протестантское,” 16; http://www.sau.ru.

25 Марк Эллиотт, “Пост-советское протестантское богословское образование: возраст совершеннолетия?,” The Asbury Theological Journal 54 (Осень 1999), 38.

26 Эллиотт, “Протестантское,” 14; Пилли, “Находя баланс,” 42.

27 Эллиотт, “Недавние исследования,” 29. См. также http://entrust4.org/423.ihtml.

28 Эллиотт, “Протестантское,” 22.

29 Джонатан Саттон, Традиции новой свободы: христианство и высшее образование в России и Украине в наше время (Nottingham: Bramcote Press, 1996), 92.

30 Владимир Федоров, “Православный взгляд на богословское образование как миссию,” Религиоя в Восточной Европе 25 (Август 2005), 25.

31 Тед Роджерс, телефонное интервью от 26 октября 2009.

32 Йен Чапман, Конференция теологического образования, 28 февраля 2008; Турлак, “Кризис” 33 Тед Роджерс, телефонное интервью от 26 октября 2009; http://www.BibleMission.org.

34 Энтони Рибарчик, телефонное интервью от 3 ноября 2009.

35 Питер Пеннер, е-мейл автору от 9 ноября 2009.

36 www.russian-ministries.org.

37 Билл Арван, Конференция теологического образования, 28 февраля 2008; Джо Уолл, Конференция теологического образования, 28 февраля 2008; http://www.eastwest. org; http://readministries.org; http://www.precept.org; http://www.russianleadership.org;http//www.bibel- mission.de/; http://www.leadershipresources.org; http// www.beeworld.org; http://www.cldi.org;

http://www. internationalministries.org; http://christforrussia.org; http://theologianswithoutborders.blogspot.com.

Примечание редактора: заключительная часть данной статьи будет опубликована в следующем выпуске Вестника Служений и Церквей Восток-Запад18 (лето 2010).

Марк Эллиотт редактор Вестника Служений и Церквей Восток-Запад, Университет Эсбери, Уилмор, шт. Кентукки.