Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Марк Эллиотт

Сокращение числа абитуриентов

С 1993 по 2007 гг. Московский Библейский Колледж “Новая Жизнь” выпустил более 200 студентов, прошедших обучение по программам евангелизации, миссионерства и пасторского служения. Однако после вручения дипломов в мае 2007 г. это учебное заведение, спонсируемое служением Campus Crusade for Christ (в России известном как “Новая Жизнь”), больше не открыло двери для новых абитуриентов. В 2009 г. еще две московские семинарии, одна – под руководством Геннадия Сергиенко, другая – возглавляемая Владимиром Ли, прекратили свое существование2. На территории бывшего Советского Союза здания многих семинарии очной формы обучения, строительство которых обошлось в очень значительные суммы, в настоящее время практически пустуют. От Балтийского моря до берегов Тихого океана вы не найдете практически ни одной протестантской школы, жизни которой не угрожало бы катастрофическое снижение числа абитуриентов. Положение усугубляется еще и тем, что работе семинарий и в Москве, и в Сибири все больше мешают местные власти, мафия и РПЦ3. Из-за крайне сложного положения библейских школ в Средней Азии, некоторые из них в настоящее время планируют свое закрытие или переезд в менее враждебно настроенные страны4.

Конец бурного роста

Нынешнее “осадное” положение, в котором оказались протестантские семинарии, выглядит полной противоположностью пышному расцвету пасторских обучающих программ, происходившему непосредственно после падения социалистического строя. В то время, как в 1986 г. не существовало ни одной семинарии с дневной формой обучения, в 1992 г. их было уже 42, а к концу 1990-х – гораздо больше сотни5. В перечне богословских учебных заведений 1999 г. упоминается 137 протестантских, 57 православных и 4 католических учреждения6. В новом тысячелетии этот рост продолжился. Даже сейчас в отчете церкви “Ассамблея Бога” упоминаются 135 пятидесятнических библейских школ России и Украины7, а пресс-служба Союза ЕХБ сообщает о существовании 150 баптистских семинарий и библейских школ на территории бывшего Советского Союза8.

Явный избыток

При взгляде на проблемы, с которыми сталкивается в наши дни богословское образование, особенно угрожающими выглядит количество протестантских учебных заведений. Дэвид Хохнер, бывший академический декан Донецкого Христианского Университета называет это “перенасыщенностью евангелическим школами”9, возникшей как результат многолетнего сдерживания, ментальности “время коротко”, щедрых западных спонсоров и желания мириад западных церквей иметь “свою собственную, независимую ни от кого программу подготовки пасторов”10. Следствием этого становится дублирование программ и избыточное строительство. Согласитесь, может ли Донецк, где большинство населения составляют неверующие или православные, поддерживать пять евангельских программ по подготовке пасторов11?

Замедление роста церквей

Изначально, протестантские семинарии черпали силы в росте числа обращенных и открывающих свои двери новых церквях. Но отчеты деноминаций и миссионерские рассылки гораздо больше преуспевали в подсчете тех, кто входил через переднюю дверь, чем тех, кто выходил через черный ход. Кроме того, из стран бывшего Советского Союза на запад эмигрировало около полумиллиона евангеликов, а некоторые “прихожане” заглянули в церковь лишь на очень короткое время, как будто из чистого любопытства 12. С общим спадом церковного роста пострадало и количество учащихся богословских школ13. С другой стороны, там, где рост церкви продолжается, например у пятидесятников в Украине, Сибири и на Дальнем Востоке, активность поступления в семинарии снизилась не так заметно, или даже продолжает расти14 .

Слабые стороны абитуриентов

Чарли Уорнер, советник Евро-Азийской Аккредитационной Ассоциации (Е-ААА), усматривает истоки нынешнего кризиса поступления в богословские школы еще в 1993 г. Всему виной, хотя бы отчасти, считает он, существование конкуренции за студентов, ослаблявшей сами школы и приводившей к тому, что по их окончании появлялось все меньше зрелых и способных к служению пасторов15. Петр Мицкевич, нынешний президент Московской Богословской семинарии ЕХБ, и западный миссионер Марк Харрис перечислили некоторые недостатки части семинарских абитуриентов, которые они сами наблюдали. Некоторые студенты:

• слишком молоды для того, чтобы как следует воспринять обучение;

• слишком неопытны, чтобы применить свои знания на практике;

• не имеют явного призвания к служению и направления в жизни;

• требуют элементарного наставничества;

• не обладают жизненно важными связями с домашними церквями;

• меньше заинтересованы в получении знаний, нежели в получении диплома;

• восхищаются всем западным, стремятся к практике английского языка, обращаются за стипендиями, чтобы учиться на западе и/или эмигрировать на запад;

• не заинтересованы в том, чтобы стать пасторами, предпочитая карьеру преподавателя16

Несмотря на сложности с отбором абитуриентов, нельзя не подчеркнуть, что в семинарии поступило также большое число прекрасных студентов, которые восприняли все полученные знания близко к сердцу, были внимательны к наставлениям своих преподавателей и в конечном итоге стали успешно трудиться на Божьей ниве. Однако, поскольку существует также и множество выпускников, неуверенных в своем призвании к служению и не имеющих крепких связей с поместными церквями, неудивительно, что разрыв между церковью и семинариями продолжает расти. По мнению миссиолога Уолтера Саватски, семинарии сейчас находятся в “свободном плавании”, не имея реальных связей с церквями, которым они призваны служить17.

Разрыв между церковью и школой

Разрыв между церковью и школой особенно чувствуется в тех семинариях, где академические знания ставятся выше пасторских навыков. Так, Джейсон Ференци, вице-президент Заокеанского международного совета, связывает кризис поступления в богословские учебные заведения, отчасти с недостатками учебных программ, которые не уделяют достаточного внимания практике служения18. Анатолий Прокопчук (Киевская семинария евангельских христиан-баптистов) также говорит об опасности “исключительно академического подхода” к богословскому обучению19. В православных семинариях также часто происходит “трагическое расхождение между христианской теорией и практикой”, считает архиепископ Иларион 20.

Недостаток практического уклона

В диссертации Инсура Шамгунова 2008 г., написанной на основании опросов и бесед с выпускниками и сотрудниками четырех протестантских школ Казахстана и Киргизии респонденты «давали в целом высокую оценку своему образованию, отмечая, однако, слабую связь полученных знаний с навыками, необходимыми для успеха в служени.”21 Церковные лидеры Средней Азии также отметили “разрыв между современным богословским образованием и профессиональными качествами… необходимыми для церковного служения”22

Одним из наиболее неожиданных наблюдений Шамгунова стало следующее: “Лишь четвертая часть участвовавших в опросе выпускников отметила, что кросс-культурные различия имеют какое-либо влияние на эффективность обучения. Вместо этого, большинство респондентов было озабочено практическим применением полученных знаний, качество которых, в свою очередь, было связано не с культурной принадлежностью наставника, а скорее с его практическим опытом, личной духовной зрелостью и квалификацией как преподавания”.23 Кроме того, “Большая часть критики со стороны выпускников была направлена не в адрес культурно неконтекстуализированного богословского обучения, а в адрес разрыва между теорией и практикой, которое характерно не только для Средней Азии, но и для богословского образования в целом… Задача, похоже, заключается не в том, чтобы контекстуализировать богословское образование для Средней Азии, а в том, чтобы контекстуализировать его для повседневной богослужебной практики, вне зависимости от места ее нахождения”.24

Недоверие церквей к выпускникам семинарий

Низкие стандарты при приеме в учебные заведения и слабая связь между школами и церковью приводят к тому, что многие выпускники семинарий кажутся церквям и их лидерам слишком молодыми, слишком неопытными, чересчур твердолобыми и, порой, совсем неуверенными в своем призвании как служителей для того, чтобы доверить им кафедру. Конфликт поколений и проблемы трудоустройства также усугубляет глубоко укоренившееся недоверие к теологическому образованию в среде пасторов и лидеров деноминаций, в свое время (в советские годы) лишенных доступа к такому обучению.25 Возникшее отчуждение между выпускниками семинарий и теми, кому они призваны служить, привело к тому, что церкви и их лидеры начали видеть в новых семинариях рассадники идей богословского либерализма и кальвинизма.26 Появился страх, что бывшие семинаристы заразят своими идеями и другой западной заразой арминианские конгрегации.

Отрицательные стороны западного финансирования

Зачастую лидеры протестантских церквей не доверяют семинариям, так как в подавляющем большинстве эти учебные заведения спонсируются из западных источников. Парадоксально, но западное финасирование лишь увеличивает разрыв между церквями и школами, что приводит к более редкому приему выпускников на работу в церкви, что, в свою очередь, становится причиной того, что все меньше студентов идет учиться на программы, по окончании которых им не предоставляется трудоустройство.

За исключением ничтожно малого количества библейских школ, работающих при какой-либо отдельной церкви, подавляющее большинство образовательных учреждений с очной формой обучения было открыто под эгидой той или иной западной или корейской деноминации или миссии. Следовательно, их бюджеты, главным образом, зависят от внешних источников финансирования. К счастью, как отмечает Джейсон Фереци из Заокеанского Совета, за последние 12 лет наметился “значительный прогресс” в привлечении местных источников финансирования для поддержки работы школ27. Также, по оценке Рэя Пригодича, бывшего академического декана Донецкого Христианского Университета, на начало 2008 г. местное финансирование составляло 12% операционного бюджета Московской Богословской Семинарии ЕХБ, 30% бюджета Донецкого Христианского Университета и более 50% бюджета Заокского Адвентистского Университета.28 Однако, несмотря на достигнутый прогресс, без поддержки западных или корейских коллег, подавляющее большинство протестантских семинарий стран бывшего Советского Союза закроются.29

К сожалению, вместе с финансовой зависимостью, приходит и зависимость другого рода, даже когда спонсоры говорят о партнерских отношениях. Преподаватели богословия Шэрил и Уэсли Браун описывают случай, когда американская миссия полностью прекратила финансовую и академическую поддержку одной недавно созданной восточно-европейской семинарии, из-за того, что та не смогла с чистой совестью подписаться под всеми пунктами доктринальной позиции спонсора в вопросе эсхатологии. Брауны характеризуют такой контроль, как “западный теологический империализм”30. Даже те спонсоры, которые стараются не вмешиваться в учебный процесс, регулярно проводят (порой даже неосознанно) тонкую проверку взглядов местных семинарских руководителей. Это, к сожалению, можно назвать миссионерским (а не марксистским) детерминизмом в действии. Один церковный лидер из Восточной Европы, наблюдая силу западного финансового влияния в пост-советское время, вспомнил одну из парафраз Золотого правила: “У кого золото, тот и прав.”31

Подводя итог, можно сказать, что недоверие церквей ставит под угрозу само существование семинарий, так как оно не дает им возможности набирать новых студентов. В свою очередь, это недоверие возникает из-за того, что семинарии стремятся в первую очередь отвечать запросам западных спонсоров, а не местных церквей, которым они призваны служить. Как пишет заслуженный специалист в области педагогики Тед Уорд:

“Когда к семинарии относятся так, словно это собственность кого-то за рубежом, восприятие ее как “собственной” со стороны местных церквей и ее подлинная контекстуализация остаются маловероятными. Запад, и в частности американцы, предпочитают менеджмент с высоким уровнем контроля… Но у нас должны быть способы ободрить тех, с кем мы работаем, чтобы делить поровну ответственность и инициативу при принятии решений. Все другое будет не христианским, а колониальным подходом”.32

Семинарские дипломы и безработица

Протестантские семинарии очной формы обучения имеют очень неопределенное будущее из-за своей многочисленности, снижении темпов роста церквей, слабой связей между школами и церковью, недостаточно строгих критериев отбора абитуриентов, слабости учебной программы, дающей недостаточно практических навыков, существующем недоверии со стороны церкви и недостаточном уровне финансовой вовлеченности церквей в управление семинариями.33 Наконец, положение школ осложняется тем, что все меньше потенциальных студентов и их родителей видят причины вкладывать годы обучения в то, что в конечном итоге вряд ли приведет к возможности достойно заработать себе на жизнь. Все чаще те, кто задумывается о поступлении в семинарию, задают себе вопрос: “Зачем я буду тратить три-пять лет своей жизни на обучение, чтобы в конечном счете остаться таким же бедным?”34

Примечания:

1 Мэттью Миллер, миссионер, долгое время работавший в России, e-mail автору от 29 ноября 2009.

2 Уильям Йодер. “Будущее богословского образования в Евразии” ньюс-релиз Отдела внешних церковных связей Российского союза ЕХБ 22 августа 2009; встреча с Екатериной Смысловой, Хаггаи Институт, 5 декабря 2009.

3 Джейсон Ференци, Заокеанский международный совет, интервью по телефону от 27 October 2009; Энтони Рыбарчик, “Ассамблея Бога”, интервью по телефону от 3 ноября 2009; Харольд Браун, OMS International, интервью по телефону от 17 ноября 2009.

4 Инсур Шамгунов, “Слушая голос выпускников: анализ профессиональной практики и подготовки к служению в Средней Азии”, докторская диссертация, Оксфордский Университет 2009, стр. 19, 29, 34 и 36.

5 Марк Эллиотт, “Протестантское богословское образование в бывшем Советском Союзе” Международный Бюллетень миссионерских исследований 18 (Январь 1994), 14; Марк Эллиотт, “Богословсокое образование после падения коммунизма: противоречивое благословение западной помощи,” Теологический журнал Эсбери 50 (Весна 1995), 67-73.

6 Алла Тихонова, под ред., Справочник Богословские учебные заведения в странах СНГ и Балтии (Москва: Ассоциация Духовное Возрождение, 1999).

7 Энтони Рыбарчик, интервью по телефону, 3 ноября 2009.

8 Йодер, “Будущее”, 1.

9 Дэвид Хохнер, “Письмо редактору”, Вестник Служений и Церквей Восток-Запад 15(Зима 2007).

10 Марк Харрис, “Требуется: революция в подготовке пасторов; опасности подготовки западно-ориентированного лидерства в России”Международный Журнал приграничных миссий 20 (Осень 2003), 82.

11 Петр Мицкевич, “Проблемы, которые я вижу в богословском образовании”, Вестник Служений и ЦерквейВосток-Запад 12 (Осень 2004).

12 Уолли Шун, “Соблазны запада,” Вестник Служений и Церквей Восток-Запад 4 (Весна1996); Сьюзан Хардвик, Русские беженцы: религия, миграция и ассимиляция в Северо-американском тихоокеанском побережье (Чикаго: Издательство Чикагского Университета, 1993).

13 Шамгунов, “Слушая”, стр. 23, 26, 29, 31 и 35; Джейсон Ференци, интервью по телефону, 27 октября 2009.

14 Энтони Рыбарчик, интервью по телефону от 3 ноября 2009; Джейсон Ференци, интервью по телефону, 27 октября 2009; Йодер, “Будущее,”2.

15 Чарли Уорнер, Евро-Азиатская Аккредитационная Ассоциация, e-mail автору от 27 октября 2009. См. Также Харрис, “Требуется,” 83.

16 Мицкевич, “Проблемы” стр. 5-6; Сергей Головин, “О прыгающих гусеницах, духовных гастарбайтерах и богословском образовании в странах бывшего Советского Союза,” 28 октября 2009; http://www.scienceandapologetics.com/engl/g15.html ; Харрис “Требуется”, стр. 83; Марк Эллиотт, “Последние исследования евангельского богословского образования в пост-советских обществах,” Религия в Восточной Европе 19 (февраль 1999), 33 и 35.

17 Уолтер Саватски, Объединенная меннонитская библейская семинария, интервью по телефону от 26 октября 2009.

18 Джейсон Ференци, интервью по телефону от 27 октября 2009.

19 Мицкевич, “Проблемы”, 6.

20 Архиепископ Иларион (Алфеев) “Богословское образование в XXI веке» http://en.hilarion.orthodoxia.org/print, стр. 4.

21 Шамгунов, “Протестантское богословское образование в Средней Азии: стойкость во времена испытаний,” Вестник Служений и Церквей Восток-Запад 17 (Осень 2009), 5.

22 Там же, 6.

23 Там же, 274.

24 Там же, 275.

25 Там же 25, 149-50 и 152; Эллиотт, “Протестантские”, 19; Шэрил и Вес Браун “Прогресс и проблемы богословского образования в Центральной и Восточной Европе” Транформация 20 (Январь 2003), 2; Джейсон Ференци, интервью по телефону от 27 октября 2009; I.P., e-mail автору от 8 сентября 2005; Марк Харрис “Предложения по контекстуализации учебной программы подготовки русских духовных лидеров”, www.markharris.us.

26 Шамгунов, “Слушая,” 28, 150 и 286; Линда Эйлерс, “Когда сходятся взгляды кальвинистов и арминиан: в помощь взаимоотношениям северо-американских преподавателей и русских студентов бибилейских школ,” диплом на получение степени магистра, Евангельская библейская школа Тринити, 1998; Николас Холоваты, “Исследование на примере Москвы: обзоры различных корейских пасторских школ” Вестник Служений и Церквей Восток-Запад 8 (Осень 2000), 8.

27 Джейсон Фенерци, интервью по телефону от 27 октября 2009.

28 Встреча с Рэем Пригодичем, бывшем деканом Донецкого Христианского Университета 2 февраля 2008.

29 Тэд Роджерс, Служения Русского Лидерства, интервью по телефону от 26 октября 2009; Эллиотт, “Последние исследования,” 32, цитата из: Дэвид Бон, “Сравнительное исследование взглядов лидеров евангельских церквей Болгарии, Венгрии, Румынии и России на богословское образование,” докторская диссертация, Евангельская библейская школа Тринити, 1997, 193; Джейсон Ференци, интервью по телефону от 27 октября 2009; Диюмем Ноеллист “Теологическое образование в конексте социально-экономического упадка” Евангельское богословское обозрение 29 октября 2005), 276.

30 Браун, “Прогресс,” 10. См. Там же, 8-9.

31 Марк Эллиотт, “Новая, незападная глава в христианской истории,” Призма 8 (Ноябрь/Декабрь 2001), 10.

32 Тэд Уорд, “Эффективное развитие межкультурного лидерства,” Политика и позиция фонда Маклеллана, документ от 4 мая 2003, 8. См. также Олег Турлак, “Кризис богословского обрзования евангельских христиан-баптистов бывшего Советского Союза,” Вестник Служений и Церквей Восток-Запад 15 (Winter 2007), 19.

33 Хохнер, “Письмо,” 6.

34 Марсден “Пост-советские,” 1-3.

Примечание редактора: завершающие части статьи будут опубликованы в следующих выпусках Вестника Служений и Церквей Восток-Запад 18 (Весна 2010) и 18 (Лето 2010).

 

Марк Р. Эллиотт редактор Вестника Служений и Церквей Восток-Запад, Эсбери Колледж, Уилмор, шт. Кентукки.