Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Шон Тереза Флениган

Босния и Герцеговина - одно из государств, которые образовались на месте бывшей Югославии в 1990-х гг. Эта страна находится на юго-востоке Европы, граничит с Хорватией, Черногорией и Сербией. В последние годы название Босния и Герцеговина стало ассоциироваться с сербскими этническими чистками начала 1990-х гг., в которых погибли сотни тысяч человек из числа гражданского населения и были вынужденно переселены миллионы людей1. Для предотвращения гуманитарной катастрофы в ходе гражданской войны в Югославии на территории Боснии и Герцеговины начали свою работу международные неправительственные организации (НПО). В бывшей Югославии после падения коммунизма появилось обширное поле для работы добровольческих союзов и некоммерческих организаций, война же привела к огромным проблемам, для решения которых в Боснии и Герцеговине начали создаваться местные НПО социальной направленности - как религиозные, так и светские.

Этно-религиозная составляющая

4,5 миллионное население Боснии и Герцеговины состоит из боснийцев (48 процентов), сербов (37,1 процент), хорватов (14,3 процентов) и других (0,6 процента). Боснийцы, в основном, являются мусульманами-суннитами, Сербы - восточными православными, а хорваты – католиками2. По религиозному признаку население Боснии и Герцеговины практически полностью соответствует этническому составу: 40 процентов мусульман, 31 процент православных, 15 процентов католиков3. Остальные религии (14 процентов) – это небольшое количество иудеев и растущее число христиан-протестантов.

До гражданской войны Югославия представляла собой федерацию, состоявшую из восьми федеральных округов, в числе которых были шесть республик (Сербия, Хорватия, Босния и Герцеговина, Словения, Македония, Черногория) и две автономные провинции в составе Сербии: Косово и Воеводина. Из них только Словения была этнически гомогенна, в пяти из шести республик была титульная национальная группа, по имени которой и называлась та или иная республика. Исключением была Босния и Герцеговина, которая была многонациональной, национального большинства в ней не было.

Трагедия гражданской войны

Югославская гражданская война стала самой большой вспышкой насилия в Европе после Второй Мировой войны. "Человеческие потери в боевых действиях составили четверть миллиона убитыми, привели к появлению миллионов беженцев, массовому насилию и другим преступлениям, запустению целых городов и регионов"4. Проводимые Сербией этнические чистки в Боснии и Герцеговине привели к массовым убийствам, пыткам, масштабной депортации гражданского населения с заключением в концентрационные лагеря5. Весьма распространенной была практика систематических изнасилований сербской полицией женщин и девушек с последующей беременностью.

М. Селлз считает, что национализм в бывшей Югославии был религиозным по сути, христианский фундаментализм и национализм накладывались друг на друга, что приводило к усилению и того, и другого7. Хотя необходимо отметить, что религиозная принадлежность крайне важна для понимания конфликта в Боснии и Герцеговине, большинство исследователей говорят прежде всего об этническом конфликте. Тем не менее, этническая и религиозная принадлежность в Боснии и Герцеговине сильно переплетены, и религиозная составляющая сама собой всплыла во время конфликта. Систематически уничтожались как мечети, так и церкви, а люди разделились по религиозному признаку.

Религия, насилие и НПО

У каждой из трех основных религиозных групп Боснии и Герцеговины есть своя большая религиозно-социальная организация (РО), религиозные организации небольшого локального масштаба также присутствуют, но их деятельность не так заметна. Большую гуманитарную работу в регионе ведут именно международные религиозные организации, которые пришли сюда еще во время войны или сразу после нее.

Во многих регионах Центральной и Восточной Европы во времена коммунистического правления были уничтожены прежние традиции гражданского служения и политической борьбы10. Помимо Международного Красного Креста там не было никаких НПО, тем более религиозных, которые занимались бы социальным служением. За короткую историю независимого существования Боснии и Герцеговины количество НПО сильно увеличилось, по некоторым оценкам их сейчас от нескольких сотен до нескольких тысяч. По сообщению Международного Совета добровольческих агентств (МСДА), приблизительно 30% всех зарегистрированных НПО в этой стране созданы с целью содействия развитию и оказания гуманитарной помощи11.

Роль религии в социальных НПО

В нижеприведенной таблице социальных НПО видна религиозная принадлежность НПО, которые были выбраны для исследования в рамках этой статьи. Таблица составлена по результатам опросов работников этих организаций. Во внимание принималась религиозная принадлежность населения Боснии и Герцеговины, религиозная принадлежность работников НПО, принимавших участие в опросе. Преимущество христианских организаций очевидно, однако я считаю, что таблица достаточно точно представляет структуру НПО Боснии и Герцеговины, пусть даже и с оговорками:

 

Вера как добавленная ценность

Сотрудники религиозных некоммерческих организаций социальной направленности из СоединенныхШтатов, принявшие участие в опросе, утверждают, что НПО такого рода добавляют в свою работу уникальный духовный компонент, что дает им возможность быть более эффективными, т.к. штатные сотрудники и волонтеры более заинтересованы в той работе, которую они выполняют. 13 Большинство участников опроса от религиозных НПО также полагают, что их религиозная принадлежность приводит к повышению значимости и результативности в работе их организаций. Названы следующие аспекты:

- более индивидуальное и заинтересованное отношение;

- более преданные и мотивированные сотрудники;

- повышение эффективности работы благодаря использованию межцерковных связей;

- более стабильное финансирование и больше возможностей для гибкого использования средств; - возможность нести примирение между людьми.

Один участник интервью, который представлял христианскую организацию, так описал роль веры: «Если говорить о том, как мы взаимодействуем с людьми, то я не могу сказать, что другие НПО справляются хуже, чем мы. Нет. Каждый привносит, сколько может. Но ты как-то ощущаешь сердцем, что это работа дана тебе Богом, может, ведешь себя немного иначе. Может, ты чуть более открыт для других, сердце у тебя чуть шире открыто».

Другая участница опроса из мусульманской НПО сказала, что, по ее мнению, любая религия помогает сотрудникам НПО быть более заинтересованными в тех людях, которым они помогают: «Я думаю, что религиозные НПО, к какой бы религии они ни принадлежали, несут в себе больше добра. Любая религиозная организация, в которой работают люди, принадлежащие какой-либо религии, если они верят в Бога, верны себе и тому, во что верят, они более заинтересованы в других людях, в этом же ведь суть религии».

Повышение эффективности социальной работы благодаря использованию межцерковных связей

Три участника опроса из католических НПО полагают, что их работа становится более эффективной благодаря использованию межцерковных связей. Один из них объяснил это так: «Здорово, что у местной католической организации есть возможность прибегать к сетевому взаимодействию между церквями. Мы бы не смогли добраться до многих нуждающихся в помощи без такого взаимодействия. Очень хорошо, что мы, будучи католической организацией, имеем доступ к сети приходов. Это дает нам преимущество перед иностранными организациями, у которых нет такого партнера, как единая сеть церквей, им сложно сразу же начать эффективно работать».

Более стабильное и гибкое финансирование

Еще одно интересное преимущество религиозных НПО, высказанное участниками опроса из католических и других христианских НПО, состоит в том, что, поскольку их финансирование идет из религиозных источников, то, как они полагают, это финансирование является более стабильным и его можно распределять более гибко. Цитата: «Нам повезло: мы получаем деньги от людей в нашей родной стране, многие из которых католики, и нам не нужно тратить время на сбор средств на зарплаты. Я могу более гибко распределять свое время. Многие организации реализуют свои проекты на средства, полученные в виде грантов, когда деньги кончаются, они закрываются».

Возможность нести примирение

Еще одно преимущество религиозных НПО, которое отметили участники опроса, состоит в том, что религия помогаем нести взаимопонимание и примирение множеству этно-религиозных групп Боснии и Герцеговины. Сотрудник католической НПО отметил: «Мы, будучи религиозной организацией, подчеркиваем, что работаем не только для католиков, но и для других групп, мне кажется, очень важно дать людям понять, что мы обращаем внимание не только на наших единоверцев, но стараемся помогать всем нуждающимся. Честно говоря, это, на мой взгляд, самое важное из того, что мы тут делаем».

Сотрудники мусульманских НПО тоже говорят об открытости для всех, взаимопонимании и примирении, они также особо отмечают, что их НПО должны играть особую роль в улучшении имиджа ислама в свете множества событий террористического характера, произошедших за последние годы. Один из участников опроса сказал об этом так: «Вы знаете, люди в массе своей воспринимают ислам негативно из-за всех этих терактов. Но мы пытаемся объяснять нормы ислама, что не каждый мусульманин хороший. Нужно видеть различие между тем, что делают некоторые мусульмане, и тем, что такое настоящий ислам».

Интересно заметить, что только участники опроса из православных НПО заявили, что они не видят никакой пользы религии в своей работе. Такой ответ они давали даже в тех случаях, когда им задавали конкретный вопрос о пользе веры в работе их организаций.

Примечание редактора: вторая часть данной статьи будет опубликована в следующем выпуске Вестника Служений и Церквей Восток-Запад.

Примечания:

1 С. Кауфман, Современная ненависть: символичная политика этнической войны (Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского Университета, 2001). 2 Там же.

3 ЦРУ, Факты о Боснии и Герцеговине (Вашингтон, ЦРУ, 2006).

4 Кауфман, Современная ненависть, стр. 165.

5 Х. Рай, Лица государств и гомогенизация народов (Кембридж: Издательство Кембриджского Университета, 2002).

6 Б. Ален, Война насилия: скрытый геноцид в Боснии-Герцеговине и Хорватии (Миннеаполис: Издательство Университета Миннесоты, 1996); А. Штигльмайер, Массовое изнасилование: война против женщин в Боснии и Герцеговине (Омаха: Издательство Университета Небраски, 1994).

7 М. Селлз, Сожжение мостов: религия и геноцид в Боснии (Беркли: Издательство Калифорнийского Университета, 1998), стр. 89.

8 Рай, Лица государств; С.М. Сайдиман, Разрывающие связи: этническая политика, международная политика и международный конфликт (Нью-Йорк: Издательство Колумбийского Университета, 2001).

9 Международный совет добровольческих организаций Боснии и Герцеговины, Перечень гуманитарных агентств Боснии и Герцеговины (Сараево, 2005).

10 А. Фаган, «Гражданско-общественное развития в пост-коммунистической Европе: свидетельства из Чехии», Демократизация 12 (№4, 2005), 528-47.

11 Международный совет добровольческих организаций Боснии и Герцеговины, Перечень гуманитарных агентств Боснии и Герцеговины (Сараево, 2005).

12 Данные процентного соотношения христианского населения Боснии и Герцеговины основаны на Книге фактов ЦРУ (2006), где упомянуты только католики и православные. Однако 14 процентов христианского населения обозначены как «другие», т.е. относятся в другим христианским деноминациям. Таким образом, христианское население Боснии и Герцеговины, составляет, по всей видимости, более 46 процентов. 13 М. Чавес и В. Цистос, «Общины и социальное служение: что они делают, как делают и с кем», Ежеквартальное издание по некоммерческому и доровольческому сектору (№4, 2001), 660-83 и др.

 

Публикуется в сокращениями с разрешения по: Шон Тереза Флениган, «Ибо так возлюбил Бог мир : этно-религиозная принадлежность и религиозные некоммерческие социальные организации в условиях насилия», докторская диссертация, Нью-Йоркский Университет в Олбани, 2007.

Шон Тереза Флениган – ассистирующий профессор в Школе общественных отношений Государственного Университета Сан-Диего, Калифорния.