Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Михаил Черенков

В церквях Восточной Европы и бывшего Советского Союза на смену бурному росту пришел спад. Сила даже самых ярких и больших евангелизационных кампаний иссякла. Грандиозные евангельские мероприятия на стадионах и трансконтинентальные евангелизационные экспедиции больше не приносят желаемого результата.

Что случилось? Где ожидаемые результаты? Почему цели не достигаются, хотя церкви по-прежнему прилагают все возможные усилия, а международные организации вкладывают огромные средства? Этот вопрос должен звучать на всех миссионерских конференциях, во всех христианских СМИ на территории бывшего Советского Союза. Хотя с момента падения Берлинской стены и открытия новых возможностей прошло уже 20 лет, многие национальные лидеры игнорируют этот вопрос из страха признать свои ошибки, тщетность многих проектов, факт впустую потраченных денег, заявить, что дорогостоящие семинарские здания пустуют. И тем не менее, эту проблему нужно обсуждать не с целью критики, а чтобы научиться на сделанных ошибках.

Мы упустили свой шанс начать все правильно, т.е. с разработки стратегии национальной миссиологии. Мы начали с «миссий», кто бы что ни понимал под этим термином. Другими словами, мы начали с громких лозунгов и работы с массами. К несчастью, многие проекты изначально были утопическими, усердный труд по-настоящему преданных своему делу верных миссионеров пошел прахом. Теперь, когда неэффективность многих миссий стала очевидной, у нас появился еще один шанс начать все правильно, т.е. с разработки славянской евангельской миссиологии, в которой будет обозначено правильное видение, стратегия, ценности и миссионерские принципы. Так что же можно сказать о постсоветской миссиологии? У нас по-прежнему практически нет специалистов-миссиологов национального уровня, нет достаточного анализа публикаций, несмотря на то, что у нас теперь есть доступ к огромному литературному наследию западных миссиологов.

Тысячи христианских лидеров из стран бывшего Советского Союза колесят сегодня по миру в поисках финансовой поддержки миссионерской деятельности своих поместных церквей. Во время таких поездок они с удовольствием пользуются достижениями новых технологий, чтобы собирать деньги, приобретать новое оборудование и модную одежду для своих семей, но они не готовы приобретать и принимать новые идеи. Загляните в чемоданы тех, кто возвращается из Соединенных Штатов или из других стран, вы там найдете все, что угодно, кроме хороших книг по миссиологии. Наши несчастные лидеры покупают новые дорогие айфоны, лаптопы и камеры, но они даже не зайдут в книжный магазин или на беседу к профессору миссиологии в хорошем колледже или семинарии, т.е. туда, где можно найти настоящие драгоценности, а ведь это могло бы помочь им подготовиться к эффективному служению в своих церквях и остановить спад. Расстраивает то, что после 20 лет открытых границ и практически неограниченных возможностей для служения наши церкви научились лишь доить западных спонсоров, так и не усвоив прогрессивных идей и мирового опыта служения.

На семинарах, которые организованы успешными западными лидерами в странах бывшего Советского Союза, я не заметил, чтобы местные пасторы перенимали предлагаемые стратегические концепции. Стратегические и прогрессивные идеи их не привлекают так, как бесплатное проживание и оплата проезда. Грустно видеть, что их поездки за границу давно превратились в христианский туризм. Они настолько преисполнены чувством самоуверенности и пафосом некой мессианской роли, которую они исполняют, что ездят они по миру только с одной целью – собрать деньги для своих неэффективных локальных проектов.

В 2009 году мне выпала прекрасная возможность провести исследование в библиотеке УитонКолледжа (США), там великолепное собрание книг по миссиологии. Я получил доступ к огромному объему информации, собранному по странам Восточной Европы за последние десять лет, но полезного там оказалось очень мало. Также я обнаружил очень большой объем информации по миссиологии: периодические издания, монографии, долгосрочные исследования, посвященные Австралии, Африке, Японии, Индии, Китаю, Мадагаскару, Папуа Новой Гвинее, но я не нашел вообще ничего о церквях на территории бывшего Советского Союза, лишь несколько статей, написанных энтузиастами. Миссионерский мир теряет интерес к евангельским церквям на постсоветском пространстве. Причины лежат отчасти в политической плоскости, но в большей мере так произошло из-за реализации очень дорогих, но крайне неэффективных проектов, затянувшихся межцерковных конфликтов, экстремального легализма и консерватизма традиционных евангельских церквей, а также по причине маргинализации протестантских церквей в современном обществе. Я говорю обо всех этих проблемах, чтобы объяснить нашим западным партнерам их причины и найти пути преодоления кризиса. Диалог с братьями на Западе поможет нам понять наши ошибки, извлечь из них уроки, возродить и придать новый импульс международному сотрудничеству и почувствовать себя частью всемирного христианства.

Для формулировки новой славянской протестантской миссиологии, я полагаю, нам необходимо переосмыслить наши взаимоотношения с православными христианами, понять свое место в трагедии нашей национальной истории, найти связи с всемирными миссионерскими служениями прошлого и настоящего. Во-первых, необходимо переосмыслить наши взаимоотношения с восточным православием. Сюда входит необходимая контекстуализация Евангелия в православной культуре, этот вопрос еще мало изучен. Евангельскую составляющую православия необходимо по достоинству оценить и принять. Если большинство населения страны – православные, то нам нужно понять, как привести православных к Евангелию, а не настаивать в спорах, что православная вера – нехристианская. Протестантам и православным необходимо признать, что, будучи представителями разных церквей, и те, и другие преданы Евангелию и великому поручению, а это гораздо больше и важнее конфессиональной принадлежности. Во-вторых, нам нужно принять трагичную историю нашей страны. Четыре последних поколения моей семьи были евангельскими христианами, но некоторые представители моего рода до того, как пришли ко Христу, были коммунистами, а до 1917 года - православными священниками. 

К несчастью, наша национальная история, как и моя собственная, полна трагедии. В странах, сбросивших с себя ярмо коммунизма, христианам всех традиций нужно примириться со своей памятью, чтобы в истории народа все встало на свои места.

И последнее. Необходимо воспринимать свою миссионерскую работу как часть более широкого контекста, а также преодолеть всю узость этнического деноминационализма. Нам нужна не просто контекстуализация Евангелия для местных культур, нам необходимо знать и понимать уроки, которые можно извлечь из общего всемирного опыта миссионерской работы, чтобы адаптировать Евангелие для постсоветских обществ. Нам не стоит требовать у Бога особого откровения о миссиологии славянских церквей, отказываясь принимать те истины, которые уже открыли миссионеры в других странах. Бог дает разным народам разные дары, но нам не следует отвергать дары, которые Бог дал другим народам. Если мы верим, что Бог христиан – Господь истории, то мы неизбежно должны рассматривать историю как нерушимое целое. Миссионерские церкви на территории бывшего СССР должны это понять и ощутить себя частью всемирного христианства, найти свое особое место в общей истории церкви и ее миссии.

Все чаще я слышу призывы отвергнуть необходимость перемен и сосредоточиться на сохранении евангельских традиций. Я не перестаю слышать от моих друзей и коллег из Восточной Европы и стран бывшего Советского Союза, что нам ничего не нужно, что у нас нет проблем, что опыт американских миссионеров не имеет никакого значения. Американская миссиология, равно как и любая другая, не безупречна. Но, не смотря на ее ошибки, там есть чему поучиться.

К несчастью, глубокий анализ стратегической миссиологии нам не интересен. Наши лидеры говорят, что это оттого, что мы любим практику. Но что такое настоящая практика? Под практикой мы подразумеваем что-то совсем другое – повседневную жизнь без трудных вопросов. В результате становится ясно, почему глаза людей из стран бывшего Советского Союза, приехавших на Запад, загораются, когда им предоставляется возможность пойти за покупками. Что же случилось с нашей легендарной славянской духовностью и столь превозносимым миссионерским пылом?

 

Михаил Черенков вице-президент Ассоциации Духовное Возрождение, Киев, Украина.