Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Йован Байфорд

Николай Велимирович родился 5 января 1881 г. (23 декабря 1880 по юлианскому календарю) в деревне Лелич в Сербии. Он был первым из девяти детей в скромной и набожной крестьянской семье Драгомира и Катарины Велимировичей. В 1898 г., после успешного окончания сельской школы, Велимирович отправился в столицу Сербии Белград, где поступил в православную семинарию.

В 1905 г. Велимирович, получив стипендию, отправился учиться в Швейцарию в Университет Берна, который закончил в 1908 г. со степенью доктора богословия. В декабре 1909 г. Велимирович принял монашеский постриг в монастыре Раковица близ Белграда и вскоре после этого отправился в Россию, где посетил множество монастырей и святых мест и ближе познакомился с русской культурой. В России Велимирович прочел труды Достоевского, наложившие глубокий отпечаток на его мировоззрение.

В 1911 г. Велимирович вернулся в Сербию и начал преподавать в Белградской православной семинарии. Проповедуя, он изъездил вдоль и поперек Сербию и Боснию, постоянно увеличивая число своих почитателей. Проповеди Велимировича касались не только религиозных вопросов, он вдохновенно говорил о национальном и духовном возрождении и единстве славянских народов. После начала Первой мировой войны, премьер-министр Сербии Пашич направил Велимировича в Англию и США для популяризации сербской национальной идеи. Велимирович был избран для этой миссии благодаря своей эрудиции, свободному владению английским языком и выдающимся ораторским способностям. Его репутация англофила, поклонника протестантизма и защитника экуменического диалога также должна была облегчить ему задачу построения связей с англиканской и епископальной церквями Британии и Соединенных Штатов.

Летом 1915 г. Велимирович прибыл в Соединенные Штаты, где выступал с лекциями и проповедями в Нью-Йорке, Чикаго, Канзас-сити и других городах. Еще один краткий визит в США он нанес в декабре 1917 г., перед поездкой в Лондон, продлившейся до 1919 г. Помимо выступления с лекциями в университетских аудиториях Кембриджа, Лондона, Эдинбурга и Бирмингема, Велимирович проповедовал в различных англиканских церквях по всей Великобритании.

В мае 1919 г., после возвращения из Англии, Николай Велимирович был рукоположен в сан епископа древнего диоцеза Жича. Однако менее чем через полтора года патриарх сербской православной церкви Димитрий перевел Велимировича в Охрид, где он служил до 1936 г., после чего возвратился в Жичу, став епископом Жичским и сохранив этот сан вплоть до своей смерти в 1956 г. Весной 1922 г. Велимирович, параллельно со своим служением в Охриде, стал исполнять должность администратора Сербской православной церкви в Америке.

В начале 1920-х гг., вскоре после приезда в Охрид, Велимирович, известный своей любовью к шелковым рясам и ухоженным волосам, а также своей самоуверенностью, граничащей с высокомерием, превратился в отшельника, отличающегося аскетизмом и консервативностью. К середине 1920-х гг. его восхищение Западом и давние симпатии к экуменическому движению канули в Лету. В каком-то смысле Велимирович «разочаровался» в Западе, который, по его мнению, променял Бога на мирские ценности Французской революции. Он оставил надежду, которой придерживался десятилетием ранее, что на гуманистических принципах можно построить новую христианскую цивилизацию.

Первый случай антисемитизма в высказываниях Велимировича мы встречаем в его проповеди «История волка и ягненка», с которой он выступил в Соединенных Штатах осенью 1927 г. Говоря о хорошо известной христианской притче о волке и ягненке, Велимирович называет «иудейских начальников Иерусалима» времен распятия Христа «волками», чьей жаждой крови Агнца Божьего двигал «богоненавистнический национализм». Он недвусмысленно указал, что преступления Каиафы объясняются отнюдь не его «личной развращенностью», и что в заговоре убийства Христа он и другие иудейские начальники, «представляя семитскую расу», действовали «в интересах своей нации»1. Эти слова вызвали резкую реакцию белградского раввина д-ра Исака Алакая, который усмотрел в высказываниях Велимировича возвращение к средневековому отношению к евреям и потенциальное подстрекательство к погромам против последователей закона Моисеева в Сербии.2

В речи, с которой Велимирович выступил в 1936 г. в присутствии югославского премьер-министра Милана Стоядиновича, он также описал иудаизм как антихристианское и опасное по своей сути вероучение. Он предупредил, что одной из «опасностей для нашей внутренней и внешней жизни» является «кровавый еврейский иудаизм, так как евреи последовательно и хитроумно разрушали веру – веру в подлинного Бога». В последующих работах епископа вновь и вновь евреи упоминаются, как дьявольский народ, пытавший и убивший Христа, «вдохновленные зловонным дыханием Сатаны». Водной из своих самых противоречивых работ «Слово к сербскому народу из темницы» 1944 г., Велимирович писал, что евреи «показали себя более страшными врагами Бога, чем безбожник Пилат, потому что в ярости своей злобы разразились страшным криком: «Пусть кровь Его будет на нас и детях наших!» На протяжении столетий дьявол учил их, как бороться против сынов Христа. Европа не знает ничего, кроме того, что в качестве знания ей преподносят евреи. Она верит лишь в то, во что евреи ей указывают верить. Она ничему не знает цены, пока евреи не установят на это цену. Все современные идеи, включая демократию, забастовки, социализм, атеизм, религиозную терпимость, пацифизм, всемирную революцию, капитализм и коммунизм, являются изобретением евреев или, даже скорее, их отца, дьявола»3.

Велимирович был арестован в июле 1941 г. по подозрению в связях с сербскими повстанцами, боровшимися с немецкими оккупантами. Вскоре, однако, он был освобожден с условием, что ограничит свою деятельность обязанностями епископа Жичского под наблюдением немцев в монастыре Любостиня.4 В декабре 1942 г. немцы арестовали Велимировича во второй раз и перевели его в другой монастырь в Войловице под Белградом. 18 месяцев он провел под домашним арестом вместе с сербским патриархом Гавриилом Дожичем.

В сентябре 1944 г. Велимирович и Дожич были перевезены в Германию. Немногим более двух месяцев они провели в концлагере в Дахау в качестве «почетных заключенных» (Ehrenhafling), после чего в ноябре 1944 г., по причинам не до конца понятным, были отпущены.

После Второй мировой войны недоброжелатели Велимировича регулярно указывали еще на несколько противоречивых моментов: медаль, полученную в 1934 г. Велимировичем из рук Гитлера за восстановление в своем диоцезе немецкого кладбища времен Первой мировой войны, его одобрительные высказывания о немецком фюрере в речи 1935, а также его связи с Дмитрием Лютичем, пособником нацистов и лидером сербского фашистского движения Zbor [Собрание].

В 1946 г. Велимирович эмигрировал из Сербии в Соединенные Штаты, где вскоре отошел от дел и удалился в православный Свято-Тихоновский монастырь в Пенсильвании. Здесь он преподавал и жил в уединении вплоть до своей смерти на 76 году жизни 18 марта 1956. Он был похоронен на погосте сербского православного монастыря Св. Саввы в Либертвилле, штат Иллинойс, строительству которого он способствовал в 1920-е гг. Перед погребением тело Велимировича было выставлено для прощания в сербских православных церквях Нью-Йорка, Чикаго и Лакаванна. Владыка был похоронен 27 марта 1956 г. в присутствии 42 сербских священнослужителей и видных членов сербской диаспоры. В мае 1991 г. с большой помпой и церемониями мощи Велимировича были возвращены в Сербию и обрели покой в часовне близ его родного села Лелич.

В современной Сербии Велимирович считается величайшим национальным религиозным деятелем со времен средневекового сербского святого Саввы. Работы епископа Николая, без сомнения, являются лучшим сербским бестселлером последних двух десятилетий. В открытом письме к посвященному Велимировичу симпозиуму, проходившему в монастыре Жича в апреле 2003, лидер демократической партии Сербии и впоследствии президент Сербии и Черногории Воислав Коштуница назвал Велимировича: «наш кормчий... который всегда будет с нами». Премьер-министр также отметил «настоящий патриотизм» епископа, как достойную замену растущему сербскому национализму5. Популярность епископа в Сербии достигла апогея в мае 2003 г., когда Ассамблея епископов сербской православной церкви единодушно проголосовала за канонизацию Велимировича. Иконы с изображением епископа появились во всех сербских церквях, домах верующих и даже на приборных панелях такси. Канонизация также повлекла за собой рост торговой индустрии. Теперь в сербских церковных лавках можно приобрести брелки, открытки, карманные ламинированные иконы и другие сувениры с изображением владыки.

Кампания за канонизацию

Нынешнее почитание памяти епископа Велимировиче старательно избегает всяческих упоминаний о его связях с пособниками нацистов, его антисемитизме и положительной оценке Гитлера в речи 1935 г. Более того, оправдание или отрицание его антисемитизма вошло в привычку при упоминании владыки и глубоко укоренилось в выступлениях, книгах, статьях, проповедях и обычных разговорах о Николае Велимировиче – новом сербском святом и самом популярном религиозном авторе и духовном авторитете современной Сербии.

Кампания за канонизацию Велимировича началась в 1980-е гг., основываясь на культе, зародившемся еще в 1930-40-е гг. В 1945 г. за 11 лет до смерти владыки, на стенах церкви в Ратае, близ города Александровача, была написана икона с его ликом.6 В 1970-е гг. Велимирович почитался как святой в сербской 

диаспоре Соединенных Штатов. Монахи в русском Свято-Тихоновском монастыре в Пенсильвании, где он умер, поминали его как «святого Николая Саут-Кейнананского», причем почитание епископа в США не ограничивалось одним монастырем. В сербской православной церкви Святой Троицы в Парме, штат Огайо, есть фреска с надписью «Собор святых Северной Америки», на которой среди прочих изображен Велимирович, как «Святой Николай Саут-Кейнанский».

В Сербии за последние два десятилетия произошла реабилитация имени епископа, его образ трансформировался из «предателя» (каким его раньше именовали коммунисты) в «святого». С конца 1980-х гг. доминирующей идеологией Сербии постепенно стал национализм, пришедший на смену коммунизму. Одновременно с этим сторонники Велимировича, бывшие прежде маргиналами в рамках сербской православной церкви, стали ядром церковного истеблишмента и начали публичную кампанию по реабилитации епископа.

Примечания:

1 Николай Велимирович, “Priča o vuku i jagnjetu [История о волке и ягненке],” Pregled crkve eparhije žičke (No. 1, 1928), 6-9.

2 Исак Алакай, “Priča o vuku i jagnjetu [История о волке и ягненке],” Vreme (15 January 1928), 3.

3 Николай Велимирович, Poruka Srpskom Narodu Kroz Tamnički Prozor [Слово к сербскому народу из темницы] (Belgrade: Svetosavska Književna Zadruga, 1985), 193-94.

4 П. Илич, Moji doživljaji sa dr Nikolaj Velimirovićem i dr Vojom Janićem [Мой опыт работы с д-ром Николаем Велимировичем и д-ром Войом Яничем] (Belgrade: n.p., 1938).

5 A. Жевтич, Sveti Vladika Nikolaj Ohridski i Zički [Святой владыка Николай Охридский и Жичский] (Kraljevo: Sveti Manastir Ziča, 2003), 321-22.

6 Там же

Заключительная часть данной статьи будет опубликована в следующем выпуске Вестника Служений и Церквей Восток-Запад.

Печатается с сокращениями с разрешения автора, по: Йован Байфорд, Отрицание и замалчивание антисемитизма; посткоммунистическое почитание сербского епископа Николая Велимировича (Будапешт: Издательство Центрально-европейского университета, 2008).

 

Йован Байфорд преподаватель психологии факультета общественных наук Открытого Университета, Милтон Кейнс, Великобритания.