Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Ричард Вильям Шоу

От редактора: диссертация, легшая в основу данной статьи, посвящена контекстуализации Благой вести для албанских мусульман. Контектстуализацию можно сравнить с “одеванием” Евангелия в определенные «одежды», чтобы сделать его понятным той или иной культуре. В 1995 г. баптисmcкая церковь The Cooperative Baptist Fellowship (CBF) направила Ричарда Вильяма Шоу вместе с женой Мартой в Албанию в качестве международных координаторов. В задачу супругов Шоу входило “создавать учеников и насаждать церкви среди албанской диаспоры”. После изучения языка в столице Албании Тиране Шоу вместе со своими детьми переехали в македонский город Скопье, где начали изучать македонский язык и служить живущей здесь многочисленной албанской диаспоре. Супруги Шоу создали албаноязычную баптистскую церковь сначала в Скопье, а затем в Раховице в Косово. Шоу работали с албанцами-бекташи – одним из 12 орденов (тарикатов) суфийского ислама - менее известной ветви мусульманства, в отличие от суннитской и шиитской традиции. Роберт Эллвуд и Барбара Мак Грау называют мусульман-суфиев мистиками, которые “ищут не просто буквального следования повелениям Аллаха, но хотят знать его настолько близко, что готовы потерять собственное “я” в глубинах любви его сущности” (Много народов, много вероисповеданий: люди мировых религий, 6 издание [Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall, 1999]. См. также Джон Кингсли Бирж, Орден дервишей-бекташи [Лондон: Luzac Oriental, 1937]. Обычно европейцы воспринимают суфийский ислам как мистику, а бекташи, как нечто экзотическое (“кружащиеся дервиши” – это именно бекташи). К суфиям-бекташи относятся большинство верующих в Албании, западной Македонии и юго-западном Косово. Для своей диссертации Шоу подготовил и провел опрос среди 80 албанцев, чтобы выявить наилучший способ представить (контекстуализировать) Евангелие для албанцев-бекташи. Кроме того, “21 албанских христианина, в прошлом бекташи, помогали в процессе транспонирования верований и практики бекташи на христианскую основу таким образом, чтобы христианство стало понятным с точки зрения культуры бекташи”.

Исторически албанцы придерживаются четырех главных вероисповеданий: суннитского ислама, католицизма, православия и бекташизма – одной из ветвей суфийского ислама. Возможно, из-за усталости от межрелигиозных конфликтов, длившихся на протяжении многих столетий, в поисках единой национальной идеи, поэт албанского возрождения Пашко Ваза (1825-1892) воскликнул, “Религия албанцев – это албанизм” 1 . Несомненно, причиной подобного высказывания, хотя бы частично, было желание примирения различных албанских религиозных групп.

Подготовка и начала миссионерского служения

После языковой подготовки в Тиране, столице Албании, вместе с семьей мы переехали в столицу Македонии Скопье, где познакомились с албанцами, принадлежащими к самым разным слоям общества – от бедняков-нелегалов, живущих в заброшенных трущобах, до дипломатов и артистов с мировым именем. Здесь мы начали проводить изучение Библии на албанском языке с использованием языковых идиом, характерных для албанской культуры, национальной албанской музыки и поэзии. Мы многое позаимствовали у албанских писателей-христиан, использовали жизнеописания героев албанского народа, которые были практикующими христианами. Мы организовали служение милосердия и справедливости для сирот, вдов, переселенцев и беженцев, а также городских и сельских бедняков. За это время бекташи стали нашими близкими друзьями, мы очень много говорили с ними и полюбили их, как родных.

Новообращенные из числа бекташи

За время нашего служения и культурной адаптации мы стали свидетелями того, как на Македонию обрушилось несколько волн беженцев из Косово, спасавшихся от сербской военной и полувоенной полиции и этнических чисток. Наши группы по изучению Библии росли как на дрожжах, поскольку многие беженцы из Косово отчаянно искали общения, утешения и поддержки в зачастую враждебном македонском окружении. Я убедился, что многие из них были искренне заинтересованы в поиске Божьего Царства, образы которого были им знакомы благодаря своему наследию культуры бекташи. Более того, я почувствовал, что многие из косовских албанцев-бекташей сознательно или бессознательно отвечали на действие Святого Духа в их жизни. После того, как некоторые из них приняли веру в Иисуса Христа, я решил ответить на их желание исследовать учение Христа таким, как оно представлено в албанской Библии. Этим новым верующим было очень трудно совместить в себе понятия религиозной и культурной идентичности после того, как они узнавали повелениях Христа о посвященности, святости, служении и общении. Со временем я все больше стал понимать, что для того, чтобы албанцы-бекташи по-настоящему стали учениками Христа, а среди них родилась национальная церковь, Евангелие должно быть контекстуализировано с использованием соответствующего языка, символов и церемоний.

Работа над контекстуализацией Евангелия

Одним теплым августовским днем в 2006 г., после 12 лет служения албанцам, сидя в баптистской церкви “Udha e Shpëtimit” (“Путь спасения”) в Косовском городе Ораховац, я осознал, что вся подготовительная работа, которую я вел на протяжении всех этих лет по установлению и развитию взаимоотношений с мусульманскими народами, завершена, и наше служение готово перейти на новый уровень. Я слушал бурную, хотя и неполемичную дискуссию о том, как последователи Христа в доминирующей мусульманской культуре могут сделать Евангелие понятным и донести осознание истины до членов своих семей, друзей и знакомых внутри своей общины (умма), а также суфийских мусульман. Косоварская албанка, пастор Элиза Дургути2, которую 8 лет назад я имел честь познакомить с Богочеловеком, Которого она и прежде не раз видела в своих видениях, постоянно обращалась ко мне, чтобы я привел к консенсусу собравшихся здесь последователей Христа. К большому сожалению Элизы чаще всего я отвечал отказом, выбирая позицию наблюдателя и размышляя о процессе, в который мы все были вовлечены.

Каждый из этих албанцев-косоваров пришел к вере в Иисуса Христа в период с 1992 по 2006 гг. В большинстве случаев на мою долю выпадала привилегия быть тем связующим звеном, благодаря которому эти бывшие мусульмане входили в Царство Божье.

Вйолка Гойани, оптимистка и бывшая бекташи мухип (вторая ступень посвящения бекташи) отчаянно спорила с пастором Элизой, также в прошлом бекташи мухип, и этот спор двух женщин на высоких тонах, напоминающий какофонию, прервал мою задумчивость3.“Для бекташи, насипи4 – это смерть, церемония перехода из смерти в жизнь”, - говорила Вйолка Гойани. “Для бекташи, который принял Иисуса Христа, насипи - это крещение – смерть для прошлой жизни и рождение для жизни новой”. Пастор Дургути добавила: “Мы должны это четко объяснять, но не настаивать на том, что крещение необходимо для того, чтобы наследовать Царствие Божие”.

В ходе этой дискуссии я понял, что процесс контекстуализации Евангелия, облечения древней истории в новые одежды, возможно является, главным итогом церковного строительства. Элиза, Вйолка и все остальные, кто собрался в этом, построенном ценой невероятных усилий церковном здании в живописном и благоухающем косовском городке, были участниками очень важного процесса – процесса воссоздания евангельской истории. Эта задача 

требует очень серьезного внимания к контексту, а также культуре (а также субкультуре и даже контркультуре), а также твердого следования библейскому тексту. Будучи христианским миссионером, служащим мусульманам в условиях смешения разных культур, я старался помощь бекташи понять и укрепиться как в своем культурном и религиозном самосознании, так и во вновь обретенной сущности в Иисусе Христе. Я пытался с любовью направлять членов этого нового сообщества веры переосмыслить свое религиозное и культурное наследие, отбросив те элементы, которые никак не согласуются с Евангелием, и развивая те, которые соответствуют этике и посланию Христа.

В заключение можно сказать, что для того, чтобы Евангелие Иисуса Христа было понято глубоко и искренно членами той или иной культуры, оно должно быть контекстуализовано, т.е. “одето” в формы данной культуры. Контекстуализированное Евангелие должно доноситься в доступной форме, чтобы быть понятным и включать в себя мировоззрение данной культуры, позволяя ее членам прийти к вере во Христа, не теряя при этом своей национальной идентичности.

Примечания:

1 Эдвин Жак, Албанцы. Этническая история с доисторических времен до наших дней (Jefferson, NC: McFarland, 1995), 397.

2 Все верующие албанцы, бывшие в прошлом бекташами, упоминаемые в данной диссертации по имени, дали письменное разрешение на использование своих данных. Копии их расписок находятся в архиве автора, а также в Школе мировых миссий и евангелизма Стенли Джонс, Теологической семинарии Эсбери, Уилмор, шт. Кентукки.

3 Демократичная природа и практика мусульман-бекташи и албанских верующих, бывших в прошлом бекташи, идет вразрез с патриархальными традициями суннитской и шиитской традиций ислама, а также многих христианских церквей. Женщины – нынешние лидеры церквей, бывшие в прошлом бекташи – активно участвуют в общих обсуждениях, имея полное право голоса.

4 Насип Бирж (1937: 162) определяет как “часть или “долю”, а следовательно “рок”. “Слово насип часто используется в речи бекташей в значении формального принятия обряда инициации учения бекташей”.

 

Печатается с сокращениями с разрешения автора, по: Ричард Вильям Шоу, «Контекстуализация Евангелия Иисуса Христа для алабнцев-бекташи» докторская диссертация, Богословская Семинария Эсбери, 2007.

 

Ричард Вильям Шоу профессор религии и миссий Вэйландского баптистского университета в Плейнвью, штат Техас.