Special Theme Edition on the Current Ukrainian Crisis:   Volume 22, No. 3  (Summer 2014)

The East West Church &  Ministry Report has issued a special theme edition examining the impact of the current Ukrainian crisis on the church and ministries in Ukraine and Russia.

This theme issue is now available in pdf format in English,  Russian, and Ukrainian.

Read more about the East West Church & Ministry Report  in EnglishRussian, or Ukrainian 

Дэниел, Уоллас Л. Православная церковь и гражданское общество в России. College Station, TX: Texas A&M Press, 2006. Рецензия Эриха Липпмана.

При первом взгляде на название книги “Православная церковь и гражданское общество в России” может показаться, что это очередная попытка представить православие в виде антитезы гражданским институтам и либеральным ценностям. Однако работа Уолласа Дэниела являет собой прямо противоположный подход. Вместо того, чтобы заниматься оценкой действий анти-либеральных сил внутри РПЦ, автор гипотетически предполагает, что православие играет “ключевую роль” в развитии активного гражданского общества в России (с.192). Тем не менее, это утверждение не следует рассматривать в качестве оправдания всех современных трендов внутри РПЦ. Напротив, Дэниел разделяет разрозненные голоса, звучащие в церкви, на довольно простую дихотомию “реформаторов” и “консерваторов”, причем, когда речь заходит о гражданском обществе, его симпатии оказываются на стороне “реформаторов” (с. 31).

Исследование легко делится на две части. Введение (первые две главы) и заключение посвящены обсуждению развития гражданского общества и дихотомиии реформаторов/консерваторов в понимании Дэниела. В первых главах представлено довольно спорное описание истории взаимоотношений государства и церкви в России. Допетровскую эпоху Дэниел изображает практически в славянофильских тонах, превознося прелести церковно-государственной “симфонии”. Этот симфонический баланс был разрушен реформами Петра I, превратившего институт церкви в государственный департамент. Это повествование создает интересный базис для дальнейшего рассуждений Дэниела об уместности западной модели обновления - ведь церковная реформа Петра брала за образец протестантскую модель.

Вторая часть книги – с третьей по пятую главы – посвящена историям из жизни различных людей. К сожалению, эти захватывающие живые рассказы несколько уводят автора от главной цели его книги. Конфликт между реформаторами и консерваторами ясен уже в первой главе, где Дэниел с большим сочувствием рассказывает историю о. Георгия Кочеткова. Однако центральная глава, посвященная настоятельнице Новодевичьего монастыре игуменье Серафиме, очень далека от теоретизирования на тему столпов гражданского общества. Сама по себе история очень яркая и достойная упоминания, однако Дэниел совсем не прилагает усилий, чтобы использовать ее для подтверждения своих взглядов. Последняя из упоминаемых им историй связана с именем о. Максима Козлова – священника-традиционалиста, настоятеля домового храма при Московском Государственном Университете. Хотя Дэниел с сочувствием отзывается об о. Максиме, его тон гораздо холоднее, нежели в рассказе о м. Серафиме или о. Георгии. Он характеризует подход о. Максима как большую склонность обратить взгляд внутрь, на “собственно православные традиции и наследие” (стр. 165). Эта внутренняя направленность является одной из отличительных негативных черт традиционалистов во всей книге. Рост университетского прихода он характеризует как “крепкий” и “стабильный”, однако лишенный “геометрической прогрессии”, в отличие от церкви, где служил о. Георгий (стр. 164). Хотя Дэниел включает о. Максима в список тех, кто помогает строить гражданское общество, он не уточняет, как такой традиционалист вписывается в структуру дихотомии реформаторов/традиционалистов, описанию которой автор приложил столько сил и старания.

В целом, книга Дэниела написана очень позитивно и легко читается. С академической точки зрения, автор вносит достойный вклад в развитие философии либеральной защиты русской православной церкви, а личные примеры несомненно вдохновят читателей и вызовут у них позитивный отклик. Однако Дэниел не слишком преуспел в том, чтобы соединить теорию и личный опыт, а его дихотомия реформаторов и консерваторов не принимает во внимание сложный спектр идей, влиявших на церковь и общество на протяжении русской истории. Во введении Дэниел отмечает, что он “применил выборочный и в некотором смысле личный подход к очень масштабному предмету” (стр. 7). Это заявление во многом объясняет все сильные и слабые стороны данной книги. Работа Дэниела достаточно легко написана, что делает ее приятной для чтения, но слишком субъективна и отрывочна, чтобы считать ее серьезным академическим трудом.

Эрих Липпман преподаватель истории Бетани Колледжа, Беттани, Западная Вирджиния.